Хож-Ахмед Нухаев
За оздоровление земли и исцеление души!

ВСЕ МАТЕРИАЛЫ

ГОСТЕВАЯ КНИГА

Съезд чеченского тэйпа Ялхой Материалы Фоторепортаж

Международная конференция "Исламская угроза или угроза исламу?" Материалы Фоторепортаж


Чеченцы. Нухаев. обложка сборника

ЧЕЧЕНЦЫ СКОРЕЕ ИЗМЕНЯТ МИР, ЧЕМ ИЗМЕНЯТ СВОБОДЕ

Предисловие к первому изданию

Предисловие ко второму изданию

В мире существует лишь одно исламское государство - Чечня

Международный экономический форум в Кранц-Монтана, Швейцария

Сила Кавказа - в единстве

Волков не любят, ими восхищаются

Нам необходимо создать государство, основанное на подлинных принципах Ислама

Чеченцы скорее изменят мир, чем изменят свободе

Остаться чеченцем или стать демократом?

"Истиной творить справедливость..."

Кавказская крестовина

Почему Россия не может победить Чечню

За мир в Чечне и демократию в России

Кто вы, господин Нухаев?


КТО ВЫ, ГОСПОДИН НУХАЕВ?

Аллаху Акбар! Аллаху Акбар!.. (Аллах Велик! Аллах Велик!) Голос муэдзина уже второй раз прерывает нашу беседу. После молитвы Нухаев, не спеша, идет к своему письменному столу в номере отеля "Апшерон" в г. Баку, где возглавляемая им холдинговая компания "Кавказский общий рынок" арендует весь этаж. Он слегка прихрамывает - последствие ранения ветерана чечено-русской войны. Рядом с креслом прислонена тяжелая сабля, а в ее кожаные ножны снаружи воткнут кинжал. Нухаев - красивый мужчина, его волосы сверкают серебром, как шерсть волка на взятом в рамку, висящем на стене плакате - "Серый волк в опасности". Он легко перехватывает мой взгляд на волка, улыбается и замечает: "Портрет моего брата".
     Хож-Ахмед Нухаев в 45 лет - живая легенда; он послужил англичанину Фредерику Форсайту прототипом для его триллера о русской мафии "Икона"; полякам и нидерландцам - героем романтических документальных фильмов; знаменитый голливудский режиссер Филипп Нойс положил в основу снимаемого им фильма историю его жизни. Нухаев - волк-вожак сначала молодых борцов против советского тоталитаризма, затем "крестный отец" московской чеченской мафии. Тяжело раненный в первом бою за Грозный в январе 1995 года, не прекратил борьбу, стал одним из лидеров сопротивления российской агрессии, организовал дипломатическую и военную поддержку чеченских борцов; после гибели в 1996 году первого президента Чечни Джохара Дудаева, при котором он возглавлял чеченскую внешнюю разведку, назначен первым вице-премьером в правительстве Зелимхана Яндарбиева, в 1999 г. - организатор сопротивления очередной агрессии России в отношении его Родины.

       Корр.: Господин Нухаев, Вы действительно "крестный отец" московской чеченской мафии?

       Х.-А. Нухаев: В конце 80-х годов в России и прежде всего в Москве возник вакуум власти. Появились стихийные банды, которые нападали на банки и кооперативы. Ни милиция, ни другие структуры не рисковали пресечь этот беспредел. Я решил, что это по силам чеченцам и организовал компактную группу решительных мужчин, а затем сказал представителям деловых кругов Москвы: "Mы готовы защищать вас от бандитов, но ставим одно условие: вы принимаете в партнеры любого чеченца, который будет вас устраивать". И многие согласились с такой постановкой вопроса. Так, в конце 80-х годов началась "чеченская эпоха" в перестройке Советского Союза.

       Корр.: Почему так называемая "чеченская мафия" считается до сегодняшнего дня лучшим образцом организованной преступной структуры в России?

       Х.-А. Нухаев: Наша организация отражала кровнородственную структуру чеченской нации. Каждая кровнородственная группа сохраняла свою самостоятельность, но при этом была частью единой организации, которая напоминала мобильную армию с автономными подразделениями и четкой дисциплиной. Не было необходимости их вооружать и содержать, так как они обеспечивались всем необходимым теми коммерческими структурами, в которые вошли. Я только координировал их деятельность, и это давало нам возможность противостоять всем, кто посягал на интересы чеченцев. Уже тогда я сознательно поставил на кровное родство, внутри которого нет места предательству, но есть забота и ответственность друг за друга.

       Корр.: Я знаю, Вы были осуждены на лишение свободы с пребыванием в течение длительного срока в российских тюрьмах и лагерях. Какие впечатления Вы вынесли оттуда?

       Х.-А. Нухаев: С одной стороны, это воспоминание о том, как низко могут пасть люди, унижаясь за чашку отвратительного супа. С другой стороны, в советских зонах и тюрьмах я встретил много русских, которые чувствовали себя лучше там, чем на регламентированной государством "свободе", мужчин, которые еще чтили старые воровские законы. Испытав на себе всю низость и несправедливость государства, они хотели создать за колючей проволокой свой мир, где присутствовали бы элементарные понятия справедливости. И очень многие русские из тех десятков миллионов, что прошли через заключение, в тюрьме находили больше правды, чем на "государственной воле". В них еще жило стремление к настоящей (в духовном смысле этого слова) свободе, так как государство не сумело до конца вытравить из них национальный дух. Они переступали законы государства, не считая это преступлением, именно так они выражали свой протест, хотя многие из них этого и не осознавали, ведь российское государство и его элита всегда были врагами своего народа.

       Корр.: В Москве Вы были одним из самых богатых людей. Что значат для Вас деньги?

       Х.-А. Нухаев: Деньги и богатство, как личное благо, не значат для меня ничего. Почему? Возьмем конкретный день моей жизни, например, сегодняшний. Что мне нужно? Я уже шесть недель постился и впереди еще шесть недель поста, естественно, что я не пойду в ресторан, где рискую съесть пищу, недозволенную верующим. Самая вкусная еда та, которую человек ест в своей семье, в кругу родных и друзей. Я хочу возродить в горах родовой очаг и жить там в небольшом уютном доме, таком же, какие будут и у моих клановых братьев. Личное богатство, виллы, яхты - все это было. Роскошь, большие деньги завораживают и разлагают человеческие души, если это самоцель. Богатство может быть полезным, только если использовать его как средство для богоугодного дела, больше в нем нет ничего позитивного.

       Корр.: И в те времена не было на самом деле женщин, попоек и грехов?

       Х.-А. Нухаев: Все мы грешны в той или иной степени. Честно говоря, в те времена я до конца и не осознавал, что есть грех, прощая себе, как мне казалось тогда невинные шалости. В этом безумном потоке жизни не хватало времени, чтобы остановиться и задуматься...

       Корр.: Теперь Вы президент международной корпорации КавкОР. Ваша фирма занимается бизнесом в самых разных сферах: торговля, инвестиции, недвижимость: Выглядит так, что как раньше, так и сейчас Вам нравится зарабатывать деньги?

       Х.-А. Нухаев: Нет, как я уже говорил, деньги сами по себе меня никогда не интересовали, но сегодня бизнес - необходимость и часть моего плана. КавкОР - это русская аббревиатура Кавказского общего рынка. Уже из самого названия вытекает, что эта организация призвана играть интегрирующую роль в экономике всего Кавказа. Инвестиционная и коммерческая деятельность КавкОРа не самоцель, а одно из средств, с помощью которого я создаю необходимый фундамент для поэтапного созидания Кавказского общего дома - гаранта безопасности и процветания для всех кавказских народов.

       Корр.: А по какой политической формуле Вы собираетесь создавать Кавказский общий дом?

       Х.-А. Нухаев: Принципы строительства Кавказского общего дома для всех кавказцев очевидны, они заложены в их традициях. Признание автономности всех кавказских народов на землях их предков и одновременное интегрирование общих интересов в рамках конфедеративного соглашения - это те принципы, на которых будет строиться Кавказский общий дом.

       Корр.: Но как Вы собираетесь интегрировать Кавказ, где сегодня немало межнациональных конфликтов?

       Х.-А. Нухаев: Наши народы жили мирно тысячелетиями. На Кавказе мусульмане, христиане и иудеи всегда находили общий язык, а почитание ценностей, являющихся общим наследием пророка Ибрагима (мир ему), всегда брало верх над любыми разногласиями. Кровопролитные конфликты на этнической или конфессиональной почве начали возникать, когда традиционный быт кавказских народов был нарушен. Тогда во внутренние дела Кавказа вмешались соседние империи с их амбициями, заговорами и стремлением расширить сферы своего геополитического влияния. Идея регионального общего рынка на Кавказе - это мощное орудие для преодоления постколониального и постсоветского наследия и возрождения подлинных кавказских традиций мирного сосуществования и сотрудничества.
     Первым этапом должна стать создаваемая нами Лига городов Кавказа, за ним последует этап конфедеративной интеграции кавказских народов. Если мэры грузинского города Поти и абхазского города Сухуми сумеют, при помощи КавкОРа и местного частного бизнеса, договориться о взаимовыгодной торговле или транспортном сотрудничестве, это неизбежно будет способствовать урегулированию абхазско-грузинского конфликта. И это имеет силу для любой горячей точки.
     На Кавказе есть не только нефтяные трубопроводы. Здесь транскавказский древний Шелковый путь, связывающий запад и восток Евразии, пересекается с транскаспийской осью Север-Юг, которую Россия и Иран хотели бы восстановить и упрочить. Тут, на пересечении этих осей или вспыхнет новый глобальный конфликт, или возникнет Кавказская крестовина - один из узловых центров мировой торговли.

       Корр.: США и Европа заинтересованы в каспийской нефти и кавказских транспортных маршрутах, Турция - в азербайджанском и туркменском газе, Иран - в российской ядерной технологии. Не означает ли это неизбежность глобального конфликта, упомянутого Вами?

       Х.-А. Нухаев: Речь идет не только о природных ресурсах Кавказа. Здесь сталкиваются стратегические интересы США, - великой западной морской державы, и интересы России, - восточной континентальной державы. Всмотритесь в геополитическую расстановку сил после "холодной войны" и проанализируйте динамику соперничества североатлантических и евразийских сил за последние десятилетия. Запад всеми силами создает и развивает евразийский коридор ТRАСЕСА, цель которого связать Париж с Шанхаем и изолировать православный Север от мусульманского Юга. Евразийские континентальные державы - Россия и Иран - выдвигают свои контрмеры и в этой очередной партии "великой игры" пытаются использовать Армению как проходную пешку. Если бы Россия сумела победить в Чечне, тогда ось Москва - Тегеран перекрыла бы евразийский коридор новым железным занавесом. В такой ситуации глобальный кризис стал бы неизбежным. С другой стороны, победа Чечни, мир на Центральном Кавказе и начало экономической интеграции всего Кавказа - это основание для создания Кавказской крестовины - механизма, обеспечивающего в центре Евразии геополитический баланс интересов как Запада и Востока, так Севера и Юга.

       Корр.: Главный офис КавкОРа находится в Лондоне. Вы общаетесь с Маргарет Тэтчер и Збигневом Бжезинским, с кинозвездой Элизабет Тейлор и известным голливудским режиссером Филиппом Нойсом. Вашими консультантами являются как американцы Эндерс Уимбуш (Enders Wimbush), консультант Министерства иностранных дел США по вопросам Кавказа, и Джеймс Бейкер, бывший госсекретарь США, возглавляющий юридическую фирму "Бейкер и Боттс" (Baker & Botts LLC), так и французы Жак Аттали, в свое время возглавлявший Европейский банк реконструкции и развития, и Андрэ Глюксман (Andre Glucksmann), известный философ и правозащитник. Более того, Вы заручились, насколько мне известно, поддержкой президента Всемирного Банка Джеймса Вульфенсона Ваших экономических проектов. Это означает, что Вы поставили на Америку и Запад?

       Х.-А. Нухаев: Нет, это был поиск выхода из непростой ситуации, сложившейся в Чечне. Мы готовы к сотрудничеству со всеми народами мира, в том числе и России. Но только на взаимовыгодных, партнерских условиях. Те, кто думает, что смогут здесь, в наших горах, навязывать нам свои условия, изображать хозяина, будь то Россия, Запад или Восток, неизбежно станут нашими врагами. И западная, и восточная, цивилизации нам одинаково чужды. Будущее Кавказа в его прошлом, в заповедях пророков, на которых строятся общие ценности мусульман, христиан и иудеев. Мы в Чечне стремимся к возрождению теократического порядка, в нем видим гарантию подлинной свободы как для нас, так и для всех народов мира. Это наша миссия.

       Корр.: А почему Вы так не приемлете западную цивилизацию?

       Х.-А. Нухаев: Посмотрите на Америку. Это эталон западной цивилизации. Но одновременно это и самая поверхностная, в действительности разлагающаяся, культура. США, как государство, функционирует лучшим образом, однако при этом общество лишено своей основы - семьи и кровнородственных связей. Американский народ - это воплощение "западной мечты", по своей сути - это людской конгломерат, масса анонимных людей, повязанных случайными интересами, а не кровнородственными и духовными узами. Там отцы и дети, двоюродные и троюродные братья полностью потеряли кровнородственные основы своего существования, а потеряв свое прошлое, они потеряли праведный путь к будущему. Америка, так же как Австралия и Новая Зеландия, - это бывшие колонии, искусственно заселенные депортированными из Европы преступниками и добровольными беженцами, - в обоих случаях людьми без корней, оторванными от своей почвы и крови. В силу разрыва с континентальным прошлым созданная ими новая атлантико-тихоокеанская цивилизация - это цивилизация "разбойников моря". Природа этой цивилизации - индивидуализм и борьба личности за выживание любой ценой. Мы - диаметрально противоположные им люди - горцы, кавказский народ, происходящий от пророка Ноя (мир ему), нашедшего спасение на Кавказе, где он заложил кровнородственные основы современного человечества. Именно разрыв кровнородственных связей и естественного родоплеменного права, основанного на законах кровной мести, ведет прямым путем от нравственной жизни горного аула, находящегося на стыке земли с небесами, к деградации, примером которой может служить жизнь любого портового города, находящегося на стыке суши и моря.

       Корр.: Как же Вы хотите спасти Чечню от вмешательства континентальных или морских держав?

       Х.-А. Нухаев: Хаос последних лет показал, что чеченцы не должны строить государство, подчинять свою жизнь международному праву, созданному людьми. Наш долг - восстановить в целостности предписанные нам Божьим заветом институты кровного родства и кровного возмездия, которые раньше регулировали все аспекты жизни на Кавказе. Нам надо организовать нацию снизу вверх, как единый сплоченный иерархический организм, базирующийся на принципе "ближнего", воплощенного в двух видах родства - брачном и кровнородственном. Сохранению семьи и ее естественной среды - кровнородственной общины, состоящей из братьев - от родных до семиюродных - должны быть подчинены все остальные приоритеты общественной жизни.

       Корр.: Нападение Басаева на Дагестан послужило поводом для начала войны. Может было бы разумнее выдать его России, чтобы остановить войну?

       Х.-А. Нухаев: Война началась не из-за Шамиля Басаева. Подготовка к ней шла практически с того времени, когда завершилась первая война 1994-96 гг. Хотя, следует отметить, что, возглавив учрежденный в качестве политической организации "Конгресс народов Чечни и Дагестана", Шамиль Басаев стал уязвим для политических провокаций. Стоило российским силовикам начать какие-то репрессивные действия против дагестанских участников Конгресса, как Шамиль Басаев должен был начать военные действия для их защиты. И, тем не менее, хронологическим началом новой войны является не рейд чеченских добровольцев на помощь дагестанским мусульманам в начале августа 1999 года, а прямая агрессия российских войск против Чечни в конце июля того же года, о чем ныне в российских СМИ предпочитают не вспоминать. Тогда российские войска внезапно вторглись на чеченскую территорию с Кизлярского направления, с использованием авиации и артиллерии разгромили таможенный пост и на несколько километров продвинулись вглубь нашей земли, что можно воспринять как прямое "приглашение" чеченцев к новой войне. Затем последовали репрессии против дагестанских мусульман, что подтолкнуло Шамиля Басаева выступить в их защиту, и это явилось последним звеном, замыкающим длинный ряд послевоенных провокаций со стороны российских спецслужб.
     А что касается Шамиля Басаева, то он - один из лучших чеченских воинов. И если бы мы были людьми, способными выдать своего собрата по вере и соплеменника по требованию врагов, или выполнить любое другое требование, противоречащее заповедям ислама, мы никогда не начали бы войну против российской военной армады. Ставить вопрос о выдаче Шамиля Басаева - просто абсурдно.

       Корр.: Если оценивать ход военных действий, то кажется, что Россия побеждает. Как Вы прогнозируете дальнейшее развитие событий после взятия русскими Грозного?

       Х.-А. Нухаев: Стороннему наблюдателю, зачарованному гигантским превосходством численности и военной техники российской армии над численностью и оснащением чеченских бойцов, всегда кажется, что Россия побеждает, что ей остается "чуть-чуть дожать", сделать "последнее усилие" - и чеченцы будут побеждены. Такие оценки были характерны и для войны 1994-96 гг., и для предыдущих войн, которые на протяжении последних четырех веков Россия вела против чеченцев. Однако, сам факт того, что чеченцы продолжают борьбу, является свидетельством нашей победы: ведь поражение - это, прежде всего, поражение духа, капитуляция происходит вначале в сердцах людей, а потом просто оформляется соответствующим юридическим церемониалом. Чеченский дух сегодня, как и всегда, высок, мы намерены сражаться, а это главное. Жизнь и смерть каждого человека и каждого народа - всецело в руках Всемогущего Творца. И только воля к борьбе, воля к победе зависит от самого человека или народа. И, поэтому, повторяю, мы уже победили.
     А что касается способов ведения войны, то они будут диктоваться конкретной обстановкой. Я думаю, что наиболее эффективной в данной ситуации является диверсионно-партизанская война в сочетании с концентрированными ударами по отдельным, стратегически важным направлениям. Нужно измотать противника, доказать каждому неприятельскому солдату и офицеру, что он уязвим, где бы он не находился, за какими бы бетонными заграждениями не прятался. А в определенное время последует массированное наступление чеченцев, и война придет к своему логическому завершению. Загнанная в тупик безысходности, Россия может решиться на все, даже на ядерный удар по Чечне, но и это не спасет ее от поражения, потому что мы способны вести борьбу и за пределами Чечни. Мы, Инша Аллах, докажем бессилие ядерных держав!

       Корр.: А что будет с Чечней после такого удара?

       Х.-А. Нухаев: Я бы поставил вопрос по-другому: что будет с Россией после ядерного удара по Чечне?

       Корр.: Но как взять под контроль молодых военных командиров?

       Х.-А. Нухаев: Этот механизм в сжатой форме я представил в "Мирной инициативе", опубликованной в ряде крупнейших мировых изданий. Его суть сводится к использованию кровнородственных институтов и фундаментальных для нашей жизни законов кровной мести для защиты права и порядка. С этой целью на уровне кровнородственных кланов должно быть принято решение об отзыве своих родственников из незаконных вооруженных формирований. Одновременно старейшины кровнородственных кланов посредством клятвы на Коране могут снять клановую защиту, опирающуюся на законы кровной мести, со всех своих родственников, которые окажут неповиновение их воле и не покинут стихийно сформированные вооруженные группы. Эта процедура предусмотрена чеченским адатом, и весь чеченский народ является гарантом ее действенности и силы.
    У чеченцев существует много обычаев и законов, которые дополнительно подкрепляют этот гарантийный механизм.

       Корр.: На чем же основана Ваша уверенность, что чеченская молодежь подчинится своим старикам? Разве это не утопия - связывать мирное урегулирование сегодняшней войны с таким анахронизмом, как институт кровной мести?

       Х.-А. Нухаев: Во-первых, речь идет не о возрастных отношениях между молодыми и пожилыми людьми и не о стариках, а о старейшинах, то есть о высших органах управления в кровнородственных кланах, являющихся основой иерархической организации чеченской нации. С древних времен кровнородственный клан представлял собой союз семей, берущих свое начало от седьмого общего предка, а права и обязанности, вытекающие из законов кровного возмездия, распространялись не только на троюродных и четвероюродных братьев, как это, к сожалению, стало сегодня нормой, а на всех родственников вплоть до семиюродного брата. Ни один чеченец не посмеет нарушить решение своего кровнородственного клана, если это решение опирается на наше естественное право - Адат - и утверждено клановой клятвой на Священном Коране. Для каждого чеченца любое решение такого уровня - святой закон. Его нарушение выводит человека из-под защиты клана, из-под действия закона кровной мести, что для чеченца не только глубокое бесчестие, но и реальная угроза быть в любое время убитым без малейших правовых последствий.

       Корр.: Но для осуществления такой процедуры, наверное, понадобится много времени, может быть несколько поколений?

       Х.-А. Нухаев: Я так не думаю. Как раз строительство государства - это очень долгий и мучительный путь, через ад земной в ад вечный. Если обратиться к истории, мы увидим, что у народов, вступивших на зыбкую почву социальных инноваций, на строительство государств уходили целые столетия, наполненные неимоверными страданиями и лишениями, кровопролитными войнами, мятежами и революциями, вытравливанием "железом и кровью" из живых национальных организмов всего естественного, превращением людей из "ближних" в "чужих", сопровождаемое неуклонным снижением руководящей значимости Божьих заповедей в личной и общественной жизни.
    А восстановление Национального порядка - это нечто совсем иное. Этот Порядок сохраняется в крови чеченцев, их мировоззрении, общественном сознании. Это - путь чеченцев к самим себе, к своей национальной, общинной сущности. Значит, нет сомнений в том, что мы пройдем этот путь легко и быстро, восстанавливая пошатнувшиеся общинные, родоплеменные устои, укрепляя великие узы братства, кровного родства, устанавливая мир между людьми и бережное отношение к природе. Каждый шаг на этом пути уже воистину есть приближение - через рай земной к раю вечному!
    Проблема в том, что все чеченские лидеры, начиная с конца XVIII столетия, предлагали народу построить государство, искренне считая, что это наилучшим образом реализует национальные интересы. Эти попытки подрывали традиционные национальные институты, которые воплощали в себе стройную гармонию Национального порядка, извечно присущего нашему народу. Уже сейчас, на уровне обсуждения, можно видеть, как загораются глаза у моих соотечественников, когда речь заходит о возможности воссоздания на чеченской земле Национального порядка. И мы его, с помощью Аллаха, воссоздадим!

       Корр.: В конце нашей беседы мы не можем не спросить Вас, кем Вы сами себя считаете: очевидно, что не бизнесменом, кажется, что и не политиком. Кто Вы, господин Нухаев?

       Х.-А. Нухаев: Я - тот, кто уверовал. Аллаху Акбар!

"Die Woche", Германия, 27 декабря 1999 г.,
"Das Magazin", Швейцария, 19-25 февраля 2000 г.,
"Белорусская газета", Белоруссия, 10 апреля 2000 г.