Хож-Ахмед Нухаев
За оздоровление земли и исцеление души!

ВСЕ МАТЕРИАЛЫ

ГОСТЕВАЯ КНИГА

Съезд чеченского тэйпа Ялхой Материалы Фоторепортаж

Международная конференция "Исламская угроза или угроза исламу?" Материалы Фоторепортаж


Чеченцы. Нухаев. обложка сборника

ЧЕЧЕНЦЫ СКОРЕЕ ИЗМЕНЯТ МИР, ЧЕМ ИЗМЕНЯТ СВОБОДЕ

Предисловие к первому изданию

Предисловие ко второму изданию

В мире существует лишь одно исламское государство - Чечня

Международный экономический форум в Кранц-Монтана, Швейцария

Сила Кавказа - в единстве

Волков не любят, ими восхищаются

Нам необходимо создать государство, основанное на подлинных принципах Ислама

Чеченцы скорее изменят мир, чем изменят свободе

Остаться чеченцем или стать демократом?

"Истиной творить справедливость..."

Кавказская крестовина

Почему Россия не может победить Чечню

За мир в Чечне и демократию в России

Кто вы, господин Нухаев?


В МИРЕ СУЩЕСТВУЕТ ЛИШЬ ОДНО ИСЛАМСКОЕ ГОСУДАРСТВО - ЧЕЧНЯ

       Корр.: Господин Нухаев, о Вашем прошлом ходят достаточно противоречивые слухи. Как утверждает советник президента Чеченской Республики Ичкерия Иса Бисаев, учившийся вместе с Вами в МГУ, Вы были одним из первых чеченских диссидентов и за свободу Чечни начали бороться еще будучи студентом. Однако в московском РУОПе считают, что в прошлом Вы были одним из крупнейших уголовных авторитетов, лидером "чеченской мафии". Той же версии придерживаются и авторы книги "Москва бандитская".

       Х.-А. Нухаев: Да, с точки зрения РУОПа, это могло так выглядеть. Однако правда - глубже. То, что одни называли мафиозной деятельностью, фактически было продолжением борьбы за независимость. Добытые нами деньги шли не на личное обогащение, а на нужды подпольной организации, созданной в 70-е годы в Москве мной вместе с другими чеченскими студентами, в числе которых был известный чеченский политик Саид-Хасан Абумуслимов (вице-президент Чечни при Зелимхане Яндарбиеве - НГ), отвечавший за просветительскую, информационную и политическую деятельность. Я же занимался вопросами безопасности и финансирования нашей деятельности. В конце 80-х годов наша организация участвовала в национально-демократическом движении "Барт", которое учредило Вайнахскую демократическую партию, возглавляемую лидером народно-освободительного движения в Чечне Зелимханом Яндарбиевым (президент Чечни в 1996-97 гг. - НГ)

       Корр.: Как утверждается в книге "Москва бандитская", в конце 80-х годов Вы объявили войну и российской мафии, и "ворам в законе". Правда ли это? И если правда, то зачем Вам это было нужно?

       Х.-А. Нухаев: Да, это правда. В государстве возник кризис власти, и люди остались без какой-либо защиты. Особенно нуждался в ней деловой мир. Милиция, у которой от хулиганских подзатыльников летали фуражки по всей Москве, сама нуждалась в защите. Я понял, что в условиях правового вакуума функции защиты смогут выполнять только чеченцы. Право на защиту мы дали каждому предпринимателю, который брал в свой бизнес чеченца. С этого момента наши интересы и интересы преступного мира пересеклись, что и было началом "войны".

       Корр.: Я слышал, что "война" началась после Вашей встречи с "ворами в законе" в московском кафе "Аист" на Малой Бронной...

       Х.-А. Нухаев: Нет, встреча состоялась позже, в 1989 году. Это было не началом, а следствием этой "войны". Тогда "воры в законе" пригласили меня, чтобы выяснить отношения между преступным миром и чеченцами. Они хотели, чтобы чеченцы подчинились общепринятым в преступном мире законам, не понимая, что даже при всем моем желании это было бы невозможно. В истории не было такой силы, которая смогла бы подчинить себе чеченцев. Это не удалось ни Ермолову, ни Сталину, ни Ельцину. Попытка объяснить это моим оппонентам оказалась безуспешной. Они никак не могли ни понять, ни поверить, что есть люди, которых сломать невозможно. И тогда мне пришлось прибегнуть к понятному им языку: "Воры в законе в преступном мире - высший авторитет, так как являются образцом чести и мужества. Но вы такими становитесь, а мы такими рождаемся. И не дай вам Бог поднять руку на чеченца!".
        Мы не смогли договориться, и война между нами еще более ожесточилась. Итогом ее стало то, что мы заставили признать свою автономность в этом мире.

       Корр.: Говорят, что Вы убили всех объявивших Вам войну "воров в законе".

       Х.-А. Нухаев: Нет, это неправда.

       Корр.: Но ведь сегодня ни одного из них нет в живых.

       Х.-А. Нухаев: На все воля Аллаха.

       Корр.: В 1990 году Вы были осуждены на восемь лет за рэкет, однако уже через год оказались на свободе. Российские правоохранительные органы до сих пор не могут понять, как это произошло. Расскажите, пожалуйста, об этой истории...

       Х.-А. Нухаев: Да, сейчас это называют рэкетом, а во времена пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует) это называлось газаватом. Добываемые мною деньги были предназначены для борьбы за освобождение Чечни. Так же это воспринимали мой отец и мои друзья, которые в конце 1991 года при поддержке Джохара Дудаева организовали мой побег из тюрьмы. А само это дело, конечно, было шито белыми нитками, подтверждением чему является то, что через год Верховный суд России отменил приговор.

       Корр.: Что Вы делали во время войны в Чечне?

       Х.-А. Нухаев: Когда Россия напала на нас, я находился в Москве, где по поручению Дудаева должен был встретиться с Коржаковым для обеспечения безопасности предстоящей встречи нашего президента с Ельциным. Но Москва уже приняла решение начать военные действия, и, получив эту информацию, я понял, что в дальнейшей подготовке встречи нет смысла. Уже в ночь с 1-го на 2-е января, во время штурма Грозного, я был в Чечне, в Президентском дворце. Во главе спецотряда внешней разведки, созданного мною по указанию Дудаева, я защищал Президентский дворец и здание парламента. Мне не повезло: уже 13 января во время боев в здании парламента я был тяжело ранен. Моим друзьям удалось вывезти меня в Баку, где за время лечения я организовал коридор для переправки оружия в Чечню, а оправившись от болезни, продолжал уже в полном объеме исполнять обязанности главы внешней разведки Чеченской Республики.

       Корр.: Насколько мощным был поток оружия из-за рубежа?

       Х.-А. Нухаев: К сожалению, не очень значительным. В основном, чеченцы добывали оружие в бою или же покупали у российских солдат.

       Корр.: Откуда брались деньги на покупку оружия?

       Х.-А. Нухаев: Многие чеченцы, проживавшие в России и за рубежом, помогали чеченским вооруженным силам и ополчению. Значительная материальная помощь шла от созданных мною структур, о которых в московской прессе пишут как о мафиозных.

       Корр.: То есть мусульманские страны не оказывали Чечне серьезной помощи?

       Х.-А. Нухаев: Я думаю, что на сегодняшний день в мире существует лишь одно исламское государство - Чечня. Больше всего нас морально поддерживали Польша, Украина, Прибалтика, то есть те страны, для которых российский империализм всегда представлял угрозу. К сожалению, страх за свою судьбу оказался более мощным фактором, чем религиозная солидарность так называемого исламского мира. Конечно, нам помогали простые мусульмане, но их возможности, естественно, были ограничены.

       Корр.: Сейчас Вы отошли от политики и стали инициатором Кавказского общего рынка, то есть занялись чистой экономикой. Чем вызвана такая переориентация?

       Х.-А. Нухаев: Это не совсем так. Россия проиграла вооруженную борьбу с Чечней, однако, по сути, продолжает войну другими методами, пытается задушить республику экономической блокадой. Моя цель - разорвать эту блокаду, так что в этом смысле я по-прежнему занимаюсь политикой. В случае успеха проекта Кавказского общего рынка экономика региона возродится. Выгоду от этого получат все: как сам Кавказ, так и его соседи, в том числе Россия, Турция и Иран, участие которых в создаваемом нами экономическом проекте мы будем приветствовать. Так, например, мы надеемся, что в конечном итоге Чечня, Грузия Армения и Азербайджан создадут единый таможенный союз. Россия, Турция и Иран могут вступить в него через свои свободные экономические зоны. На Кавказ идут крупные международные инвестиции, через так называемый Евразийский коридор, восстанавливается древний Шелковый путь, связывающий Запад с Востоком. Этот коридор был проложен, когда еще независимые кавказские республики были в стадии становления, а общая граница между Россией и Ираном исчезла вместе с Советским Союзом. За время войны Чечни с Россией Грузия и Азербайджан укрепили свою независимость, вновь заработал Шелковый путь, но сейчас он идет в обход России, с одной стороны, и Ирана - с другой. А это не несет с собой мир и стабильность, а является предпосылкой для новых конфликтов. Избежать их можно только признанием Чечни, созданием Кавказского общего рынка и интеграцией интересов на пути Север-Юг, что, в свою очередь, будет являться гарантией безопасности на пути Запад-Восток.

       Корр.: Сегодня Москва, выделяя дотации кавказским республикам, по существу, может диктовать им свои условия. Когда же в регион хлынет поток западного капитала, не выпадут ли окончательно эти республики из российской сферы влияния?

       Х.-А. Нухаев: Если Россия будет пытаться продолжать защищать свои интересы "по-советски", то так и произойдет, ибо такая политика России сегодня бесперспективна. Если же Россия будет решать свои проблемы в партнерстве с Чечней, она сможет реализовать свои геополитические цели на Кавказе. Сегодня доллар вытесняет рубль из региона, хотя российский капитал имеет больше, чем западный, объективных предпосылок для партнерства на Кавказе. Доля влияния каждой страны в регионе будет пропорциональна ее вкладу, и никто не мешает России участвовать в честной конкуренции. Так, например, я резко отрицательно отношусь к политике Березовского на Кавказе, но тем не менее я первый буду приветствовать участие капитала Березовского в нашем проекте.

       Корр.: Почему вы не одобряете политику Березовского на Кавказе?

       Х.-А. Нухаев: Политика Березовского направлена на изолирование Чечни и тем самым на дестабилизацию обстановки на Кавказе. Это политика не партнерства, а давления.

       Корр.: Однако первый вице-премьер Чечни Мовлади Удугов оценивает роль Березовского на Северном Кавказе положительно:

       Х.-А. Нухаев: Мнения Удугова я не разделяю.

       Корр.: Если проект Кавказского общего рынка окажется успешным, то вы станете едва ли не самым популярным человеком в Чечне. Собираетесь ли вы принять участие в следующих выборах в качестве кандидата в президенты?

       Х.-А. Нухаев: Я буду там, где окажусь более нужным и полезным. Я мусульманин, и как мусульманин я должен быть там, где буду наиболее полезным на пути Аллаха.
       Аллаху Акбар!

"Независимая газета",
Лондон, октябрь 1997 г.
далее>>>