Хож-Ахмед Нухаев
За оздоровление земли и исцеление души!

ВСЕ МАТЕРИАЛЫ

ГОСТЕВАЯ КНИГА

Съезд чеченского тэйпа Ялхой Материалы Фоторепортаж

Международная конференция "Исламская угроза или угроза исламу?" Материалы Фоторепортаж


Чеченцы. Нухаев. обложка сборника

ЧЕЧЕНЦЫ СКОРЕЕ ИЗМЕНЯТ МИР, ЧЕМ ИЗМЕНЯТ СВОБОДЕ

Предисловие к первому изданию

Предисловие ко второму изданию

В мире существует лишь одно исламское государство - Чечня

Международный экономический форум в Кранц-Монтана, Швейцария

Сила Кавказа - в единстве

Волков не любят, ими восхищаются

Нам необходимо создать государство, основанное на подлинных принципах Ислама

Чеченцы скорее изменят мир, чем изменят свободе

Остаться чеченцем или стать демократом?

"Истиной творить справедливость..."

Кавказская крестовина

Почему Россия не может победить Чечню

За мир в Чечне и демократию в России

Кто вы, господин Нухаев?


ВОЛКОВ НЕ ЛЮБЯТ, ИМИ ВОСХИЩАЮТСЯ

       Корр.: Г-н Нухаев, с Вашей холдинговой компанией сотрудничают именитые европейцы, и это в то время как российская пресса связывает Ваше имя с чеченской мафией.

       Х.-А. Нухаев: Да... волков не любят, ими восхищаются, - улыбается Нухаев. - Мы жили в стране кривых зеркал. И когда мои партнеры узнают правду о моем прошлом, о том, что все мои усилия были направлены на возрождение чеченской нации, у них это вызывает только уважение. Не было еще, чтобы ко мне относились с недоверием. Почему? Наверное, еще и потому, что я пришел к ним не с улицы, а по рекомендации авторитетных и известных всему миру людей, которые меня уже давно знают. Я никогда никого не подводил, всегда сдерживал данное слово. Кроме того, иностранцы, которым идея Кавказского общего рынка близка и понятна, чувствуют силу нашей программы. Они понимают, что предлагаемый механизм общего рынка - лучший гарант безопасности их инвестиций на Кавказе.

       Корр.: И все же, кто Вы? Бывший чеченский диссидент или "крестный отец"?

       Х.-А. Нухаев: В середине 70-х, когда я учился на юридическом факультете МГУ, мы вместе с другими чеченскими студентами создали в Москве подпольный Комитет независимости Чечни. Между членами организации были распределены функции: одни занимались сбором информации, другие - пропагандой и распространением запрещенной литературы: книг Авторханова, Солженицына, Сахарова и др., а на меня было возложено финансовое обеспечение и безопасность организации. Развернуть деятельность, как хотелось, в те годы было невозможно. Но уже с начала перестройки в стране, особенно в Москве, возник вакуум власти, появились криминальные группы, которые занимались беспределом: грабили банки, громили кооперативы. А силовые структуры, милиция боялись объявить им войну и защитить предпринимателей. Тогда я решил заполнить эту нишу, чтобы создать так необходимую нам прочную материальную базу и максимально быстро ввести чеченцев в мир бизнеса. Для этого создал компактную группу из решительных людей и предложил кооператорам: "Если вы хотите защиты от беспредела, то ставлю вам единственное условие: брать в свой бизнес чеченцев". Мы продемонстрировали свои возможности, в нас увидели силу, способную противостоять официальным и неофициальным властям, и очень быстро чеченцы были востребованы. Психологически мы были сильнее наших противников, и поэтому всегда опережали их хотя бы на шаг. Против их физической силы мы готовы были применять холодное оружие. Когда они взялись за ножи, мы их встретили огнем. Когда они взялись за огнестрельное оружие, то мы уже имели капитал. Капитал - это более совершенный вид защиты, хотя и не самый надежный.
        Да, нас называли "мафией", а теперь, когда мы приобрели национальный суверенитет, нас называют - кто сепаратистами, кто волками. Собака лает, караван идет.

       Корр.: Во время чеченской войны Вы находились в Азербайджане и, говорят, организовали "оружейный коридор". Правда ли это?

       Х.-А. Нухаев: При обороне Президентского дворца и парламента я был ранен и после двух неудачных операций в Чечне переправлен в Азербайджан. Здесь сформировалась серьезная команда из достойных людей, и в скором времени нами был организован "коридор", который проработал до конца войны.

       Корр.: Сколько оружия было переправлено в Чечню?

       Х.-А. Нухаев: Достаточно для победы над Россией. Кроме оружия, мы переправляли различные средства и материалы, обеспечивали передвижение курьеров и информации, вывозили раненых. Но главное оружие чеченца - это его внутренний мир, его дух, его вера в единого Бога.

       Корр.: А как переправляли оружие?

       Х.-А. Нухаев: По разным маршрутам, в том числе и по горным тропам, а также закупали его у российских военных.

       Корр.: Наверное, и из Турции приобретали оружие?

       Х.-А. Нухаев: Нет, из Турции мы оружия не получали. По поручению Дудаева я занимался там совершенно другой деятельностью...

       Корр.: А можно узнать, какой? Х.-А. Нухаев - На эту тему говорить преждевременно. Это - тема будущего.

       Корр.: Могли бы вкратце сказать о будущем Чечни?

       Х.-А. Нухаев: Будущее Чечни - это ее далекое прошлое. Наше традиционное общественное устройство, напоминающее своей внутренней структурой "девятиуровневую" пирамиду, или гору, создавало четко действующий социальный порядок, функционирующий на принципе "ближнего", на защищенности нравственной и физической безопасности каждой личности, каждой социумной "ступеньки" общественной иерархии. Символ девятиконечной звезды - геометрическое отражение этого великого порядка. Тайны жизнестойкости и высокого религиозного духа нашей нации сокрыты в этой формуле.

       Корр.: А каков Ваш прогноз будущего России?

       Х.-А. Нухаев: Будущего у России нет. Задумайтесь, что такое сегодняшняя Россия. Это заложница своего советского прошлого. Это противоестественное образование, никому не нужное, и в первую очередь, самим русским. Я вижу великое будущее русской нации, основанное на ее вере в единого Бога, согласно ее подлинно национальным традициям и институтам. И это будет не безликая большая и рыхлая Россия, а единая сильная, святая Русь.

       Корр.: В этом контексте, как Вы оцениваете сегодняшнее обострение отношений между Москвой и Грозным вплоть до угрозы применения военной силы, и каким Вы видите будущее чеченско-российских отношений?

       Х.-А. Нухаев: После минувшей войны для всех, в том числе и для тех, кто питает иллюзии добиться победы над чеченцами, должно быть очевидно, что быстрой победы в Чечне не добиться, а затяжная война для московских "ястребов" равносильна политическому самоубийству, и России в целом грозит развалом. В долгосрочном плане, с точки зрения геополитики, наши нации объединяет одна и та же миссия: интеграция целого континента, в первую очередь, исламского юга и православного севера, что даст возможность впервые выработать единую евразийскую политику и создаст прочные предпосылки для построения традиционного мирового порядка.

КАК ОБУСТРОИТЬ ЧЕЧНЮ

       Корр.: Вы предлагаете новую систему власти для Чечни. Кто, в соответствии с этой системой, должен возглавлять чеченское общество?

       Х.-А. Нухаев: Систем власти не так уж и много, чтобы сделать выбор одной из них затруднительным, их всего три: демократическая, авторитарная и патриархальная (традиционная, общинная). Исходя из глубокой убежденности в том, что ни демократическая, ни авторитарная системы власти нам, чеченцам, не подходят, я предлагаю возродить "старую добрую" патриархальную власть, так что о "новой системе" речи нет. Теперь, что касается главы общества. В своей "Программной декларации" я предложил назвать лидера нации Мехкда, то есть словом, составленным из чеченских понятий мохк - "страна", да - "отец", "власть отца". Однако полная реконструкция традиционного Национального Порядка в чеченском обществе делает более адекватным другой термин: Элида. В современном массовом сознании чеченцев сложился устойчивый стереотип, в котором слово "эли" отождествляется с таким понятием как "элита", "князь", "аристократ". В сочетании с эгалитарными чеченскими традициями, в своем новом "социальном" наполнении слово "эли" приобрело негативный оттенок. В то же время среди чеченцев до сих пор бытует устойчивое выражение "нохчий-элий", которое переводится как "все чеченцы - эли". Понятно, что все общество, весь народ не может состоять из одних "князей", и поэтому необходимо восстановить первичный смысл слова "эли". Оно неразрывно связано с таким древнейшим сакральным термином, как "эл" - Бог, Господь, Владыка. Этот термин в различных его огласовках мы встречаем и в древневосточных текстах, и в Библии, и на страницах священного Корана. Чеченское слово "Дела", которыми обозначается Бог, означает "отцовский Бог", "Бог отцов". Эли - это "божий", "следующий установлениям Господа", "лучший". А так как одним из предписаний Творца является обязанность человека соблюдать кровнородственные узы, что, естественно, предполагает и знание своей родословной, то "эли" - это человек, который соблюдает все обязательства кровного родства, чтит свою родословную.
        Общаясь с соседними народами, у которых, вместе с зарождением государственности, появилось и сословие аристократов, чеченцы не могли не заметить, что только аристократы, князья соблюдают кодекс кровного родства и свято чтят свою родословную. По этой причине и произошло отождествление понятий "эли" и "князь". Кстати, именно с этих позиций идет противопоставление "эли" (человек, имеющий свою родословную) и "лай" (раб, то есть "безродный"). В родоплеменных, традиционных обществах свободным, достойным человеком был только тот, кто обладал защитой со стороны своей кровнородственной "большой семьи", знал своих предков. И, напротив, безродный человек, даже будучи лично независимым, но не имея свою родословную или не будучи "усыновленным" по традиционной процедуре какой-нибудь кровнородственной общиной, отныне отвечающей за его поведение, попадал в категорию "лай" (раб), каким бы высоким ни был его имущественный статус. И он не мог претендовать на власть в традиционном обществе, которое неукоснительно соблюдало кораническую заповедь, предписывающую не повиноваться "безродному, хотя бы он и был обладателем достояния и сыновей" (67:13-14). В традиционном обществе, живущем по Божьим заповедям, не может быть "ничейных", "бесхозных" людей, каждый человек четко "вписан" во все иерархии общества: он член какой-то семьи, кровнородственной общины, рода, племени и, наконец, нации. Далее, как верующий человек, он становится членом общности народов, придерживающихся его конфессии, и только пройдя все эти промежуточные иерархии, обретает почетный статус человека - органической частицы сотворенного Всевышним человечества. И даже зависимый человек, раб, в этом обществе не становится "атомизировавшимся" индивидом: через своего хозяина и покровителя он вписывается в этот четкий, богоугодный порядок и обладает своими неприкосновенными правами. Для существования "бесхозных", атомизированных людей, забывших или игнорирующих свою родословную, и является необходимостью государство, аппарат насилия. Сохранившееся у чеченцев выражение "нохчий-элий" показывает, что все чеченцы соблюдают узы кровного родства, чтят свои генеалогии. А так как лидер чеченской нации выдвигается в соответствии с самой традиционной структурой чеченского общества с его кровнородственной и родоплеменной иерархией, то, на мой взгляд, нам больше подходит термин Элида, хотя, учитывая сложившиеся стереотипы сознания и современные реалии, я использовал термин Мехкда.

       Корр.: По какой формуле, согласно Вашей программе, избирается Мехкда?

       Х.-А. Нухаев: Правильный принцип определить несложно. Для этого достаточно осмыслить естественную тайпово-тукхумную иерархическую структуру нашей нации. Избранным должен быть лучший из лучших, харизматическая личность, в которой сконцентрированы формирующие наше национальное мировоззрение высшие ценности: мужество, мудрость и святость. В семьях и в кровнородственных "больших семьях", варах, уже есть свои естественные лидеры, чьи личные качества делают их авторитет неоспоримыми. Что касается организационных структур в традиционной иерархии нации - родов (тайпов) и племен (тукхамов), то отбор и выдвижение их глав идет снизу вверх; никакая политическая партия, никакой искусственный коллектив не в состоянии вникнуть во внутренний мир продвигаемого ими на политических выборах кандидата лучше, чем "свои", выдвигающие "своего" человека на том или ином уровне национальной иерархии.
        Думаю, будет легче понять систему выдвижения национального лидера, если хотя бы в общих чертах набросать схему иерархического устройства чеченского традиционного общества в его изначальном, идеальном состоянии. Основной ячейкой такого общества и правовым субъектом является "большая кровнородственная семья" ("вар"), объединяющая в единую сплоченную общину всех потомков единого предка в седьмом колене. Все члены "вара", входя в свои "малые семьи" ("доьзал"), являются по отношению друг к другу братьями - от родных до семиюродных. Семеричность - это код вара, код кровного родства.
        Группы "варов", имеющих общее генетическое происхождение, составляют следующую иерархию традиционного общества - тайпы. Тайпы обладают своим самоназванием и призваны организовать в систему и защищать входящие в его состав "вары". Группа соседствующих тайпов объединяется в следующую иерархическую единицу традиционного порядка - тукхам. Тукхамы, как и тайпы, также обладают своим самоназванием, их функция - в организации и защите тайпов. Союз тукхамов (в чеченском обществе их девять) образует нацию - "къам". Нация через промежуточные родоплеменные организации превращает множество кровнородственных социумов в организованное единство, символом которого является харизматическая личность национального лидера. Именно в таком виде девятиуровневая национальная "пирамида", или, что более созвучно для традиционного общества - национальная "гора", получает системную и нравственную завершенность по канонам коранических заповедей. Если эту девятиуровневую национальную "пирамиду" назвать чеченским словом, то получится "исбаьхьал", что означает "гармонию", "совершенство", но буквально переводится как - "девятивершинность", "девятеричная вершина", "девятеричная пирамида". Однако, если мы заменим слово "вершина" (или "пирамида") словом "гора" (по чеченски "лам"), то получится "ислам" - "девять" и "гора", то есть единая гора с единой вершиной и девять ее уровней. Или, еще один аспект "чеченского звучания" этого священного слова - "гора света".
        Легко заметить, что национальная "гора" своей иерархией отражает соотношение "один и девять", что, по наблюдениям геологов, свойственно и настоящим горам, одна часть которых находится на поверхности земли, а девять частей - под землей. Соответственно и нация, как структурное единство, заключает в себе девять иерархических "ступеней": семеричный вар плюс тайп (восьмая ступень) и тукхам (девятая ступень). Конфедерация девяти тукхамов создает единую нацию. Таким образом, принцип "один и девять", принцип гармоничной завершенности системы, присутствует как в горизонтали нации (девять тукхамов), так и в вертикали (девять иерархий).
        Система выдвижения национального лидера полностью соответствует иерархической структуре традиционного общества. Каждая "малая семья" имеет своего естественного лидера, отца семейства - "доьзалан да". Семьи, состоящие из ближайших (до седьмой степени) кровных родственников, образуют "большую семью" - "вар", который управляется своими естественными старейшинами (их число не регламентировано). Далее система естественного лидерства "отцов", "патриархов", "старейшин" перерастает в систему выдвижения и выборов, построенную на простой процедуре. Старейшины "варов" назначают представителя своего "вара" на выборы главы тайпа (тайпан да) и поручают ему назвать от имени "вара" того или иного кандидата на этот пост. Представитель "вара" уже по факту своего выдвижения старейшинами является кандидатом "вара" на пост главы тайпа, но сообразно традиционной этике, всегда называет на выборах имя другого человека, того, кого определили старейшины его "вара". Набравший наибольшее число голосов представитель "вара" и становится главой тайпа, как правило, это зрелый, умудренный жизненным опытом достойный человек. Главы тайпов, после консультаций с представителями входящих в данный тайп "варов", избирают по обозначенной выше схеме главу тукхама - "тукхаман да". Лидеры тукхамов, опять же по предварительному согласованию с главами тайпов, входящих в данный тукхам, избирают лидера нации, который, являясь, лучшим из лучших и первым среди равных, символизирует собой единство нации и, обеспечивая богоугодную власть, венчает "гору" Национального Порядка. Вакансия, появившаяся в итоге выбора национального лидера среди глав тукхамов, занимается по описанной выше процедуре. Как можно видеть, вся власть в традиционном обществе образуется от его основ - кровнородственных общин, и любое решение, в конечном счете, становится решением старейшин "варов".
        Следует добавить, что традиционная нация является по своей иерархии не только социальной, но и четко действующей войсковой организацией, в которой на случай войны каждый человек заранее знает свое место и обязанности. Такое функциональное тождество национальной и военной организаций сохранилось и в современных языках, например, русское полк (военная организация) родственно английскому фолк или чеченскому халкъ, которые означают "народ", "нацию". Говоря иначе, в этих словах, которые ныне разделились на понятия "народ" и "войско", в древности звучало единое понятие: вооруженный народ. Несомненно, существующий в современных армиях этикет во взаимоотношениях "старших" и "младших", строгая субординация в сочетании с вежливостью, пришедшая от дворян-офицеров, на протяжении многих столетий являвшихся элитным "костяком" армий, восходит именно к этикету вооруженного народа, к родовому строю. Ведь и аристократы, дворяне являлись, и там, где сохранился принцип аристократизма, до сих пор являются людьми с родовым сознанием, ибо чтут предков и узы кровного родства.
        Но вернусь к нашей основной тематике. После сказанного должно быть понятно, каким образом выдвигаются главы тайпов и лидеры девяти тукхумов, из которых и формируется Мехк Кхел с Председателем - Мехкда. Необходимо отметить, что Мехк Кхел - традиционный институт власти, который объединял когда-то в своем составе представителей всех кавказских народов, в первую очередь горских. Впоследствии, с отходом кавказских народов от традиционных форм организации общества и с зарождением у них государственности, этот институт сузил свои управленческие функции до масштабов единственной нации, сохранившей родоплеменной уклад жизни - чеченцев. В этом качестве, называя вещи своими именами, его логичнее было бы называть "къоман-кхел", но, учитывая сложившиеся стереотипы сознания, название "Мехк Кхел" целесообразно сохранить в рамках чеченского общества. Чтобы легче было воспринять его структуру, Мехк Кхел можно представить "двухпалатным": с верхней палатой тукхумов - Лорисс, получившей свое название от чеченских слов "лор" - уважаемый, почитаемый, и "исс" - девять и представленных девятью лидерами тукхумов лор-дай, и нижней палатой общин, представленных главами тайпов - Тайпандай. Лор-дай работают на постоянной основе под руководством Мехкда. По представлению Лорисс создаются Юстисс с судебными функциями, чье название составлено из чеченских терминов "юст" - мера и "исс" - девять, и Пхерисс с хозяйственными функциями, название которого составлено из "пхьар" - мастер и "исс" - девять. Что касается Мехк-Кхел, то он собирается не менее одного раза в год.
        Тайпово-тукхумная структура нации - это не только механизм обеспечения структур власти достойными людьми, но одновременно и естественный механизм обратной связи, гарантирующий избирателям реальный контроль и, безусловно, обязывающий общественных деятелей к ответственности перед своим электоратом. Это и есть тот механизм, который, с одной стороны, позволяет всему электорату участвовать в опосредованной форме в выборе лидеров, с другой стороны, исключает момент митинговщины и манипуляции толпой и всяких других хитростей, не дает проникнуть в структуры власти недостойным, так как отбор идет снизу вверх, выдвижение происходит открыто, по строгим нравственным канонам и кандидат только оглашает решения и волю выдвинувшего его электората. Причем, и это очень важно подчеркнуть, на такую систему выдвижения общественных лидеров, в отличие от демократической процедуры выборов, не оказывают и не могут оказать своего разрушительного воздействия "пиаровские" технологии СМИ, финансовые рычаги и другие средства манипуляции общественным сознанием.

       Корр.: Я заметил, что в Ваших моделях большую роль играют числовые аспекты, "семерки", "девятки". Это что, случайность или закономерность?

       Х.-А. Нухаев: Разумеется, здесь не может быть и речи о случайности. Все, что мы называем материальным миром, может быть сосчитано и измерено, все проявления этого мира имеют свою четкую градацию, степени, спектры. Человек и человечество - часть мира, а через свой мир обитания - часть космоса, вселенной. "Музыка сфер", по выражению пифагорейцев, гармония чисел - мы, являясь материальными объектами, подвластны законам материального мира, его измерениям и градациям. Так установил наш Творец и дал нам выбор - или подчиниться тому, что я называю ритмом единой гармонии, или восстать против этой гармонии и навредить: себе, среде своего обитания, своей бессмертной душе.
        Что касается чисел, которые я называл в связи с моделью Национального Порядка - "семерки" и "девятки", то это главные коды любых градаций, завершенных систем и иерархических основ. Например, наш слух улавливает семь звуковых тональностей, зрение - семь цветов, обоняние - семь запахов. Можете поверить, что эту "Семеричность" вы обнаружите в любых проявлениях материального мира: в уровнях плотности, температур, в возрастных циклах и т.д. "Семеричность" кровного родства - такое же универсальное проявление градационных степеней, как и во всех других сущностях материального мира. Их и должно быть только семь степеней, как семь цветов радуги, семь нот в музыке, бесчисленных "семерок" в народных поговорках и пословицах, в мифах и сказках. Снова повторю, что семеричность - код кровного родства, код "вара". Но когда мы подходим к проблеме "врастания" "вара" в тайп, появляется новое число - девять, число завершенности, число полноты, число совершенства. Без этого чудесного числа девять "вар" не сможет стать органичной частью тайпа, получить в нем системную завершенность. Это - закон точных чисел, вне которых не может быть истины, "железный" математический закон: новая единица не может появиться, игнорируя строгую последовательность в иерархии чисел, нарушая "цифровой порядок" от нуля до девятки, после которой идет десять, то есть новая "единица" для нового отсчета. Именно такую функциональную роль играют в чеченском традиционном обществе "варисы". Что они представляют собой в социальном отношении, какое место занимают в национальной иерархии?
        "Варис" - это сочетание двух слов, первое из которых, "вар", является "усеченной" формой слова "варх" - "семь". "Вар" и "варх" имеют единый корень - "происхождение". Компонент "х", присутствующий в слове "варх", означает "стража", "хранение". Таким образом, число "варх" буквально означает "хранящее происхождение", являясь кодом кровного родства. "Х" - "стража", "охранение" с огласовкой ("ху") означает "семя". Семя любого живого организма хранит в себе генный прототип этого организма, обеспечивая постоянное повторение видов и родов растений, животных, преемственность поколений. Разумеется, и в человеческом воспроизводстве семя играет свою фундаментальную роль. И поэтому в чеченском языке стали синонимичными такие выражения как "вари-да" - "прародитель вара", "варху-да" - "основатель семени вара", и, наконец, "вархи-да" - "седьмой предок, седьмой отец". Таким образом, сам язык наш хранит в себе всю необходимую для нас информацию о "варе". А что касается слова "исс" в термине "варис" - то это "девятка". Поэтому "варис" переводится как "семь-девять". "Вар", снова повторю, для самодостаточного существования структурируется на семеричной основе, которая очерчивает круг родственников с "единой кровью". Кстати, именно это восприятие единства крови всех братьев, входящих в "вар", в кровнородственную общину, и является одной из предпосылок предписанной Кораном коллективной (общинной) ответственности по принципу "кровь за кровь, око за око". Если убит человек, пролитой считается кровь всего "вара" и отмщению подлежит "виновная кровь", а не исключительно "виновная рука". Затронутая тема, имеющая фундаментальное значение для исламской социологии, требует освещения в специальных работах, так как закон общинного, кровнородственного возмездия за преступление чрезвычайно трудно воспринимается людьми, мыслящими стереотипами государственного правосудия с его центральным, стержневым нормативом индивидуальной ответственности. Поэтому пока просто укажу, что закон коллективной (общинной) ответственности не только является наиболее полноценным законом восстановления справедливости, но и цементирует кровнородственную общину, не дает распасться священным узам кровного родства. Иными словами, закон общинной ответственности, скрепляя кровнородственный "базис" традиционного общества, оберегает от обесценивания великий принцип "ближнего" - нравственную квинтэссенцию религий Единобожия. Естественно, кровнородственный "базис" традиционного общества, определяя его социальную "надстройку", подчиняет и все общество принципу любви к "ближнему", что делает его истинной теократией.
        Итак, подытоживая, снова повторю, что только девятеричная организационная завершенность в "варисе" дает "вару" возможность гармонического включения в новую иерархию - тайп. И эта проблема решена самими устоями традиционного общества. Учитывая, что в патриархальных семьях, как правило, одновременно сосуществуют три поколения - отец, сын, внук, - то седьмой предок деда для внука становится уже девятым, а девятый предок деда для внука - уже одиннадцатый. Поэтому "вар" не обрывает резко свои числовые параметры на границе "семиюродности", а плавно и естественно доводит их до "девятиричности" - числа завершенности системы. Только таким образом естественная градация "семеричности" получает организационную полноту "девятеричности" и возникает уровень, необходимый для начала новой иерархии.
        Чтобы не усложнять восприятие модели Национального Порядка, я не упоминал об этих "математических соотношениях", по которым, в соответствии с универсальными законами вселенной, функционируют и человеческие сообщества. В процедуре выдвижения главы тайпа участвуют не представители "варов", как для простоты изложения я говорил выше, а представители "варисов", что, впрочем, не меняет сколько-нибудь ощутимым образом описанную мною модель установления общественной власти. Как и "варисы", тайпы также организуются в девятеричную иерархию тукхамов, чтобы получить завершенность, стать в нации системным единством. Каждый из девяти тукхамов дает своего представителя в общенациональные структуры власти и управления, и этим объясняется и непременная "добавка" слова "исс" - "девять", к окончаниям названий общенациональных управленческих структур: лор-исс, юст-исс, пхьер-исс и т.д.

       Корр.: Кстати, о терминах. Не сквозит ли во всех этих названных Вами на европейский лад звучащих терминах, своеобразная попытка копировать Запад? Ваши "Лордай" как будто явились из английского парламента, из палаты лордов, а эли-да сильно напоминает латинское название элиты - "элида"?

       Х.-А. Нухаев: Конечно, нет, так может показаться только на первый взгляд. Еще в самом начале, работая над Проектом программной декларации, я решил: поскольку стоит вопрос об организации чеченского общества, то, естественно, и термины, используемые для обозначения властных структур должны быть чеченскими. Но составляя из общеупотребительных в чеченском обиходе слов их "социальные" комбинации, строго подчиненные функциональной логике, с удивлением обнаружил, что многие получившиеся термины, например, эли-да, лор-да , юст-ис, пхьер-ис, къоман-да, къом-ис и другие соответствуют не только по звучанию, но и по смыслу привычным, общеупотребительным терминам "элита", "лорд", "юстиция", "пэр", "команда", "комиссия" и т.д. В разных статьях я преднамеренно давал разные названия, чтобы привлечь внимание читателя к этому феномену нашего языка. К примеру, "къомисс" будет выполнять функции комиссии в национальном масштабе, а къоманда ("къам" - нация, "да" - отец, то есть "лидер нации") - это тот, от которого по принципу единоначалия исходит команда в пирамиде, в которую выстраивается весь народ, образующий одну "команду", цельный организм.
        На чеченском языке, как мы видим, эти слова обладают ясной этимологией, обретают "внутреннее звучание", которое отсутствует в языках народов, для которых эти термины актуальны по сегодняшний день. Работа над проектом привела меня от спорадических размышлений над этими совпадениями, над феноменом чеченского языка, к твердой уверенности о его метафизической значимости как матрицы других языков, как протоязыка. Я убежден в том, что язык, прокладывающий "русло" для потока сознания, является главным условием нравственного возрождения человечества, оздоровления агонизирующей земли. Необходимо очистить язык от всего наносного, так как лишь чистый язык восстановит чистое сознание, которое только и может во всей полноте понять и оценить ясные аяты Корана.

       Корр.: В Вашей программе, с одной стороны, Вы подчеркиваете все национальное, а, с другой, - говорите, что новый порядок надо строить на подлинных принципах Ислама. Разве Ислам приемлет национализм?

       Х.-А. Нухаев: Нет никакого противоречия между Исламом и верно понимаемым национализмом. К сожалению, многие и в Чечне утверждают, что они, в первую очередь, чеченцы и только потом - мусульмане или, наоборот, что они мусульмане и только потом - чеченцы. И одни, и другие не вполне осмыслили суть Ислама, и это не только наша беда, но и всего мусульманского мира. Это противопоставление также абсурдно, как противопоставление: "кто ты в первую очередь - человек или мусульманин". Аллах создал нас народами и дал нам религию Ислам - и то и другое не воля людей, а промысел Божий, который мы должны нести с достоинством и смирением. Воистину, Ислам - это всеохватывающая система, не только регулирующая все аспекты жизни как отдельных мусульман, так и всей нации, но и предписывающая им строго определенную организацию жизни общества.

       Корр.:По всей видимости, в обрисованной Вами традиционной иерархии женщине место не предусмотрено?

       Х.-А. Нухаев: Разумеется, в традиционном, патриархальном обществе, в котором власть и авторитет принадлежат патриарху, отцу, избирать и быть избранным может только мужчина, и только мужчина может возглавить любую из существующих в национальной системе иерархий - вплоть до нации в целом. Однако здесь не должно быть никаких сомнений относительно того огромного уважения, которым в чеченском обществе пользуется женщина, ведь уважение к ней является сакральным, кораническим предписанием и в этом смысле не может быть подвергнуто сомнению или стать волей прихоти. Ведь каждая женщина является чьей-то матерью, сестрой или дочерью и находится под покровительством своих родственников, своей кровнородственной общины. И хотя в традиционном обществе верховенство мужчины над женщиной неоспоримо, именно это обстоятельство и является самой действенной физической и моральной защитой женщины.
        Задача, которая стоит перед нами, - это организация системы управления в полном соответствии с теми фундаментальными законами, которые обеспечивают гармонию как в природе, так и в человеческом обществе. Если статус женщины и мужчины является изначально четко определенным для всех членов естественного организма, каким является семья, и их функции заложены в самих терминах "отец" и "мать", никто в этой семье не сомневается, что эти функции автономны: отец не должен выполнять роль матери, и наоборот. Разделение этих функций - промысел нашего Творца, установленный Им священный порядок, а не тирания одного пола над другим. Для сохранения равновесия и гармонии в семье в равной степени необходимы и отцовский авторитет, и материнская любовь. Как семья, так и нация - это естественный организм, внутренняя структура которого не случайное явление, а часть Божественного порядка, по законам которого существует и космос, и мы на земле.

       Корр.: А как Вы планируете организовать этот новый порядок в Чечне, когда между адатом и шариатом существуют противоречия? В Чечне не принято, чтобы молодой поднимал руку на старика. А на роль шариатских судей сегодня назначены совсем молодые - недавние выпускники медресе. Кстати, есть ли гарантия того, что родственники старика, избитого шариатскими палками, не отомстят судье?

       Х.-А. Нухаев: Я думаю, что начинать надо не с палок, а с восстановления предписанной Исламом структуры нации в целом, а уже это поставит все на свои места и укажет путь к адекватному наказанию. Если мы возродим нацию во всей полноте и завершенности ее традиционной иерархии, то каждый человек попадет под строгий контроль своих родственников, "ближних", он будет на виду и не сможет скрыть ни один свой серьезный проступок, и ни один проступок не останется без наказания. Иными словами, в традиционном обществе между понятиями "преступление" и "наказание" существует нерасторжимая связь. Неотвратимость наказания - это самая лучшая, самая действенная профилактика преступления. Что касается государств, то в тех из них, что живут по светским законам, из тысячи проступков и преступлений, влекущих по религиозным канонам строгое наказание, абсолютное большинство остается безнаказанным, а в "шариатских" государствах, если наказание и совершается, то настигает, в лучшем случае, одного из десяти виновных: остальные могут утаить свои преступления, особенно, если живут в городах, где отчужденным, безродным человеческим массам нет дела друг до друга.
        Что же касается гарантий защиты шариатского судьи от кровной мести, то шариатский судья в Чечне даже в сегодняшнем хаосе находится в большей безопасности, чем светский судья в России, потому что он, производя суд по кораническим заповедям, защищен своим кровнородственным кланом.

       Корр.: Масхадов пошел на создание исламского государства. Издал соответствующий указ и распустил парламент, однако депутаты не хотят подчиняться воле президента. Появились сразу две Шуры. Да еще Басаев и Арсанов намереваются создать свой Верховный шариатский суд. В результате - двоевластие...

       Х.-А. Нухаев: Могут возникнуть и третья Шура, и четвертая: Почему все это происходит? Во время обсуждения предлагаемой мной Программы по организации традиционного порядка, известные в Чечне политики говорили мне, что тайповая структура этого порядка раздробит чеченское общество. Нет, нация дробится именно сейчас, когда нарушен родотайповый строй нашего общества. Именно поэтому и возникла сегодня анархия, именно поэтому и плодятся различные политические партии, разного типа вооруженные формирования, проводятся митинги и прочее. Мусульманам предназначена только одна "партия" - это объединенная верой в Единого Бога и основанная на кровнородственных связях, из которых вырастает, скрепленная "замками" родоплеменной структуры, традиционная нация.

       Корр.: Переходя к сегодняшней политической обстановке, насколько вероятной Вам кажется возможность отставки Масхадова?

       Х.-А. Нухаев: Давайте не будем гадать, останется Масхадов или нет. Твердо можно сказать одно: любая попытка его незаконного смещения бессмысленна, так как никому не удастся навязать нелегитимную власть чеченцам. Причина сегодняшней анархии не в Масхадове и не в его оппонентах, а в чуждой нам государственной системе. Я уверен: если сегодня Масхадов сумеет организовать новый порядок по принципам, изложенным в предлагаемой мной программе, он не только сохранит и укрепит свой пост, но и заложит прочный фундамент мира и стабильности в целом регионе.

       Корр.: Выходит, что Вы не против, чтобы Масхадов сохранил свой пост. А как в связи с этим понимать Ваше совместное с лидерами оппозиции участие в переговорах с Масхадовым и требование его немедленной отставки?

       Х.-А. Нухаев: Во-первых, давайте лучше говорить "оппоненты", ибо слово "оппозиция" за время войны стало ассоциироваться с противниками идеи независимости.
        Во-вторых, я не считаю себя ни оппонентом, ни сторонником партии власти. И в таких переговорах не участвовал. Когда находился в Грозном, я был пару раз приглашен на заседание оппонентов Масхадова и там выразил свою точку зрения, которая не совпадает ни с их позицией, ни с официальной политикой.
        Да, сегодняшняя кадровая политика не годится, но не в этом корень зла, он намного глубже. Наша беда в фундаментальном искажении формулы нашего бытия. Несмотря на то, что я старался довести эту точку зрения и до оппонентов, и до сторонников Масхадова, большинство из них так же, как и наша официальная комиссия по разработке новой Конституции, не могут освободиться от шаблонного мышления. Порядок, необходимый нам, они ищут в конституциях Ирана, Арабских Эмиратов и других стран. А для нас его там нет и быть не может, и чтобы его найти, надо углубиться в Священный Коран и Сунну нашего Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) и глубоко осмыслить извечную правду Откровения.

       Корр.: Слово старшего в Чечне всегда было законом. Почему же в последнее время политическую ситуацию в республике накаляют молодые? С Дудаевым конфликтовали Гантамиров и Лабазанов, с Масхадовым враждуют Басаев и Радуев. Неужели Масхадов не может им сказать "слово старшего", угомонить их с помощью старейшин?

       Х.-А. Нухаев: Когда в Вашем вопросе национальные предатели ставятся в один ряд с национальными героями, - это режет слух!
        Российская политика, направленная на разрушение всего национального, за полтора века во многом преуспела. Она привнесла в наши вековые устои элементы хаоса, что доказывается хотя бы тем, что чеченцы, "эволюционировав" вместе с Россией, в конце концов сочли допустимой саму возможность "демократических выборов". И сегодня нарушены многие обычаи, традиции, нравы, в том числе и почитание старших. И этого не исправить, пока не будет восстановлена традиционная структура чеченского общества, которая позволит воспитывать нашу молодежь в духе национального Кодекса чести.
        Масхадов разжаловал Радуева из генералов в рядовые, а Верховный шариатский суд приговорил его к 4 годам лишения свободы. Но, тем не менее, Радуева так никто и не осмелился тронуть. Это не преминуло сказаться на авторитете самого Масхадова. Кроме того, народ стал говорить, что шариат действует только по отношению к простым чеченцам.
        Масхадов находится в сложном положении, когда никакому решению нет удачной альтернативы. Последствия ареста Радуева были бы еще хуже. Я считаю, что Масхадову, чтобы не попадать в такие сложные ситуации, в первую очередь, нужно воздержаться от издания разного типа указов, которые не выполняются и не могут выполняться.
        Вот задумайтесь: власть не в состоянии обеспечить рабочими местами население, которое не имеет необходимого прожиточного минимума, а мужчины должны как-то накормить свои семьи. В этих условиях, естественно, такие указы, как, например, запрет на кустарную добычу нефтяных конденсатов, не могут работать. Эта стихийная дикая экономика, конечно, несет большой вред и здоровью людей, и окружающей среде, но вреда от таких невыполнимых запретов, которые бьют не только по авторитету власти, но и по авторитету закона, как такового, неизмеримо больше. В таких случаях из двух зол надо выбирать меньшее. Чтобы обуздать эту дикую экономику, необходимо как раз ее узаконить и упорядочить, если власть не в состоянии ее запретить. Это больше отвечало бы материальным интересам людей и, несомненно, снизило бы вред как их здоровью, так и окружающей среде.

КАК ОБУСТРОИТЬ КАВКАЗ

       Корр.: Наверное, после убийства англичан и новозеландца в Чечне проект Кавказского общего рынка стал прожектом?

       Х.-А. Нухаев: Да, это страшное убийство и, очевидно, что оно сказалось отрицательно на настроениях иностранцев, имеющих деловые интересы на Кавказе. Но программа Кавказского общего рынка - долгосрочна, и интерес к ней носит стратегический характер.

       Корр.: Что даст Кавказский общий рынок региону?

       Х.-А. Нухаев: Цель КавкОРа на первом этапе - экономическая интеграция Кавказа, а потом уже и политическая. Экономика создаст фундамент для решения сложнейших политических вопросов региона. В КавкОРе предполагается объединить кавказский смешанный капитал (частный и муниципальный) с международным через механизмы совместных предприятий, международных АО и консорциумов, созданных специально для реализации конкретных проектов и программ. И, прежде всего, в области энергетики, телекоммуникаций, транспортной инфраструктуры и тех отраслей, которые будут определены как стратегически важные для всего Кавказа. Уже есть протокол о намерениях, подписанный Тбилиси, Батуми и Трабзоном о создании Лиги городов Кавказа, которая возьмет на себя те же функции, что имела в прошлом Ганзейская лига городов в Балтийском регионе. Это создаст почву для привлечения крупного международного капитала без использования бюджетных средств и государственных гарантий. Завершающим этапом будет объединение всех структур Кавказского общего рынка на межправительственном уровне в три союза: энергопромышленный (по образцу Европейского союза угля и стали), таможенный (по российско-белорусскому варианту) и платежный (для координации всех клиринговых взаимозачетов, которые будут возникать между разными структурами и субъектами КавкОРа). Будут созданы также: региональный арбитражный суд, торгово-промышленные палаты, региональные биржи (товарная, валютная, фондовая).

       Корр.: Каков на сегодня уставный фонд КавкОРа?

       Х.-А. Нухаев: Уставный фонд КавкОРа, в основе своей, мой собственный капитал, и этого пока достаточно. Крупный международный капитал понадобится лишь тогда, когда конкретные проекты будут разработаны и подведены к этапу исполнения, как, например, проект транспортно-энергетического коридора Юг-Север, по которому, я уверен, и пройдет транспортировка основной каспийской нефти от Баку и Тенгиза через Чечню и другие республики Северного Кавказа на Украину и далее через Польшу в Западную Европу. Этот транспортно-энергетический коридор, который по суше свяжет сердце Евразии с Западной Европой, может стать важнейшим фактором мирного сосуществования и торговли, взаимовыгодной для всех исторически враждебных по отношению друг к другу народов, живущих вдоль этого коридора. Исходя из этих соображений, представляя этот проект в Киеве, Варшаве, Брюсселе, Лондоне, Вашингтоне, Хьюстоне и Токио, я предложил назвать этот коридор "Мир". Для реализации этого долгосрочного проекта, до того как приступить к его разработке, я заручился поддержкой крупнейших мировых корпораций и банков, в том числе Всемирного Банка и Международной Финансовой Корпорации и лично их председателя Джеймса Вульфенсона, которому основные проекты КавкОРа, в том числе и проект коридора "Мир", я представил во время нашей встречи в штаб-квартире Всемирного Банка в Вашингтоне, в марте 1997 года. Затем, в марте 1998 эти проекты стали основой двух зарегистрированных мною в Вашингтоне акционерных обществ: Transcaucasus Energy Company Ltd и Caucasus Common Market Ltd, перспективность которых вызвала серьезный интерес и в политических, и в финансовых кругах Лондона, от Маргарет Тэтчер до Председателя Лондонской Фондовой Биржи.

       Корр.: Но в прошлом году прикаспийскими государствами была подписана декларация о строительстве нефтепровода Баку-Супса-Джейхан!

       Х.-А. Нухаев: Да, есть декларация, но пока никто не спешит с финансированием этого дорогостоящего проекта. А нам придется строить не так уж много, так как мы хотим использовать уже существующие инфраструктуры. Наш проект, который, в отличие от всех остальных, связывает Каспий и Западную Европу по суше, по оценке местных и международных экспертов, самый эффективный и по объему капиталовложений, и по объему расходов на транспортировку нефти. Он может заработать в ближайшее время - года через полтора-два. Главное, что требуется для его осуществления, - это партнерство России и Чечни в рамках международного консорциума, который мы планируем создать на базе КавкОРа. Нефтепровод "Мир" не исключает другие маршруты транспортировки каспийской нефти. Наша цель - иметь доступ к внешним рынкам как по суше, так и по морю, - это в интересах и производителей нефти, и всего Кавказа. Российский же вариант в той форме, в какой его предлагают сегодня "Транснефть" и "ЛУКойл", также требует партнерства России и Чечни, но при этом он мало интересен, так как замыкается исключительно на Новороссийске и оставляет нерешенным ряд сложных вопросов. Во-первых, сама портовая инфраструктура и климатические условия, в которых работает порт, будут требовать огромных капиталовложений и операционных расходов. Во-вторых, не понятно, как будет вывозиться нефть от Черного моря на Запад, поскольку Турция в связи с серьезными экологическими проблемами ограничивает передвижение через Босфор. Иранский вариант экономически, конечно, интересен, но политически на сегодняшний день нереален. Турецкий вариант Баку-Супса-Джейхан, наоборот, политически реален, но экономически неперспективен.

       Корр.: И все же, идея Кавказского общего рынка кажется утопичной. Как Вы будете интегрировать Кавказ - он же наполнен различными этническими конфликтами? У Грузии сразу две проблемы: абхазская и южноосетинская, у Армении и Азербайджана есть проблема Карабаха, у Азербайджана и Дагестана - лезгинская проблема, существует и осетино-ингушский конфликт, да и в Чечне не все спокойно.

       Х.-А. Нухаев: Существование этих конфликтов еще раз доказывает необходимость нашей программы. Когда мэр города Сухуми и мэр города Поти в рамках Лиги городов Кавказа найдут общий интерес в том, чтобы совместными действиями (с участием местных предпринимателей и международного капитала) восстановить товарооборот, то тем самым будут способствовать мирному урегулированию абхазско-грузинского конфликта. И эта возможность значительно усилится, если народы сумеют отойти от мышления в категориях "государства", "государственных границ" и "государственных интересов" и придут к мышлению в категориях нации, Национального порядка и национального суверенитета.

Газета "Грозненский рабочий", № 15,
г. Грозный,
15-21 апрель 1999 г.

далее>>>