Хож-Ахмед Нухаев
За оздоровление земли и исцеление души!

ВСЕ МАТЕРИАЛЫ

ГОСТЕВАЯ КНИГА

Съезд чеченского тэйпа Ялхой Материалы Фоторепортаж

Международная конференция "Исламская угроза или угроза исламу?" Материалы Фоторепортаж


Нухаев. Цивилизация и варварство: последний раунд борьбы. Обложка книги

ЦИВИЛИЗАЦИЯ И ВАРВАРСТВО: ПОСЛЕДНИЙ РАУНД БОРЬБЫ

Предисловие

"Ordo ab chao"

В капкане реальных и мнимых тождеств

"Заложники заложников"

От глобализма - к коммунизму и от коммунизма - к иудаизму

Воинство сатаны

Паутина диаспоры

"Дети вдовы"

Война "богатых" против "бедных"

Зарницы Армагеддона


ОТ ГЛОБАЛИЗМА - К КОММУНИЗМУ И ОТ КОММУНИЗМА - К ИУДАИЗМУ

    "Наш образ жизни как индивидуальностей и представителей наций, ремесло, торговля и деньги, наша система образования, наши культуры, даже признаки национальной принадлежности, которые мы получили наследственно - все это будет фундаментально и в корне изменено. И никто не избежит этого влияния. Ни одна область нашей жизни не останется недосягаемой"

М. Мартин

        Глобализм, как уже говорилось выше, является идеологией тотальной унификации мира, стирания всех различий, обеспечивающих его естественное многообразие:

            "После падения государственного коммунизма и советского марксизма, вся цивилизация трансформировалась в систему всего лишь с одним центром - Америкой, точнее, Соединенными Штатами. Дело, однако, не только в геополитической ситуации (хотя и в ней тоже). Утверждают: победа США не есть только победа экономическая и политическая, это победа философская, цивилизационная, глобальная. Отныне весь мир будет строить свою жизнь по единым меркам, лишь слегка отличающимся от тех, что мы видим сегодня в США. Это и рыночная экономика, и либерально-демократические институты, и коммерциализированная культура, и все остальное. Вот этот процесс постепенного, а когда и спорадического распространения новой цивилизации и называется "глобализацией". Что же она нам обещает?
            Прежде всего радикальное и даже обвальное изменение нашего сознания. Звучит это не слишком понятно. На практике же оказывается, что мы все вскоре должны отказаться от таких понятий, как, например, национальное государство. Не будет никаких государств, а воцарится нечто общее - единая семья, "плавильный котел", теперь уже в масштабах всей земли, состоящей из наиболее энергичных элементов всех ныне существующих народов", - писал Н. Покровский еще семь лет назад ("НГ", 27.08.94).

        Самое ужасное в этой перспективе то, что она по-настоящему мало кого ужасает. Как мало кого ужасали в свое время такие откровения Ленина:

           "Разграничение наций в пределах одного государства вредно, и мы, марксисты, стремимся сблизить и слить их (:)"; "Марксизм непримирим с национализмом, будь то самый справедливый (:)"; "Марксизм выдвигает на место всякого национализма - интернационализм, слияние всех наций в высшем единстве (:)"; "Целью социализма является не только уничтожение раздробленности на мелкие государства (:) не только сближение наций, но и слияние их" ("О национальном и национально-колониальном вопросе").

        Как видно из этих теоретических выкладок, нашедших впоследствии системную реализацию в коммунистическом Советском Союзе, глобализм в своем основном, социальном измерении, наперекор устоявшемуся мнению, не является "изобретением" нашего времени - он имеет свою богатую предысторию в "интернационалистской" доктрине марксизма: здесь и унификация народов, их "слияние" в аморфную в национальном отношении человеческую массу, и уничтожение "мелких государств" (исторически соотносимых с той или иной нацией), чтобы объединить их в единое мировое государство на единой экономической базе ("Всемирный Советский Союз"), современным аналогом которого является проект "Нового Мирового Порядка", и масса других концептуальных "совпадений".
       Однако затронув тему коммунизма (интернационализма) в плане предыстории глобализма, мы неминуемо приходим к другой теме, неразрывно связанной с коммунизмом - к теме мирового еврейства и "сионизма" как парадигмы, изначально объединяющей глобальную еврейскую диаспору вокруг идеи еврейского государства, а за последние полвека - вокруг факта, каким стало государство Израиль. Эта комплексная связь мирового еврейства с сионизмом и коммунизмом давно и основательно выявлена в специальных исследованиях, которые, несмотря на свою малодоступность для широкой аудитории, все же не являются засекреченными. Сошлюсь на мнение английского журналиста Дугласа Рида, который посвятил много лет сбору информации по этой теме:

            "Девятнадцатый век христианской эры отличается от предыдущих восемнадцати появлением двух мировых движений, ведущих, постепенно сближаясь, к одной общей цели, ставшей к концу столетия доминирующим фактором мировой политики.
           Одно из них - сионизм - всегда стремилось вновь собрать рассеянный по всей земле народ как единую нацию на территории, обещанной ему его "еврейским богом". Целью второго движения, коммунизма, было уничтожение самого понятия нации, как таковой, среди всех неевреев.
           На первый взгляд, цели этих двух движений противоположны: одно из них сделало национализм своей религией, даже своим богом; другое объявило национализму войну не на жизнь, а на смерть. В действительности же этот антагонизм был только кажущимся, и оба движения развивались на параллельных путях, а вовсе не шли навстречу друг другу, к столкновению в будущем. Ибо бог, обещавший землю избранному народу, обещал ему также поставить его "превыше других народов земли" и поразить другие народы "до их полного уничтожения"
    ("Спор о Сионе", М., 1993, стр. 128).

        Итак, идя "по нисходящей", мы от глобализма пришли к его "концептуальному двойнику" - коммунизму, а интернациональный, атеистический коммунизм привел нас к националистической доктрине сионизма, возникшего в религиозном контексте иудаизма. Но этот последний, религиозный аспект выявляющихся "ретроспективных" звеньев, уводит нас в глубину веков и тысячелетий и, соответственно, предыстория глобализма, теряясь в седой древности, упирается в религиозные догмы иудаизма. Поэтому, не сделав хотя бы поверхностного анализа этой специфической религиозной системы, не попытавшись понять то, что происходило в прошлом, к каким затаенным глубинам уходят корни современных проблем, невозможно будет понять во всей полноте то, что сегодня происходит в мире на наших глазах.
        Следует прояснить еще один немаловажный вопрос, а именно: если какой-то народ на протяжении веков и тысячелетий осуществляет целенаправленные действия, ведущие к достижению четко обозначенной и неизменной цели, и если действия эти охватывают масштабы всей земли, мы имеем право говорить о глобальной "повестке дня", о мировом заговоре. Но сама тема еврейского "мирового заговора" настолько дискредитирована сарказмом еврейской печати и вульгарными спекуляциями на эту тему желтой антисемитской прессы, что любые упоминания об этой теме воспринимаются как предрассудки, мифы или "фантазии". В самом деле, разговоры о "мировом заговоре", осуществляемом по единому сценарию в течение долгих веков и тысячелетий, действительно могут быть отнесены в область "фантазий", если забыть одну вещь. А именно: еврейский "мировой заговор" - это всего-навсего рациональная технология выживания и удачи народа, сознающего себя "избранным", а свое окружение "чужим" и враждебным. Эта "технология" опирается не на философские, научные и политические доктрины (хотя все они широко используются в его осуществлении), а на религиозные догмы иудаизма, которые и являются последовательным "сценарием" этого сориентированного на выживание и успех "заговора". В этой связи английский историк Пол Джонсон отмечал:

            "Если бы первые евреи могли проследить вместе с нами историю своего потомства, они бы совершенно не удивились. Они всегда знали, что еврейскому обществу предначертано быть "авангардным проектом" для всего рода людского. То, что еврейским дилеммам, драмам и катастрофам суждено быть показательными, чем-то большим, чем просто факты жизни, показалось бы им абсолютно естественным. То, что евреи в течение тысячелетий будут объектом несравнимой и необъяснимой ненависти, было достойно сожаления, но, в сущности, вполне предсказуемо. Так же, как и то, что евреи выживут тогда, когда эти древние народы расползутся и растворятся в тумане истории. Да и как может быть иначе? Провидение выразило свою волю, евреи повиновались. Историк может возразить, что нет такого фактора - Провидение. Может быть, и нет. Но человеческая вера в него, как в историческую силу, если она достаточно сильна и упорна, сама становится силой, вращающей колесо истории. Евреи верили в то, что являются особенным народом, так единодушно и страстно и на протяжении столь длительного времени, что стали им. Они играют свою роль потому, что сами написали ее для себя. И в этом, пожалуй, ключ к их истории" ("Популярная история евреев", М.,2000, стр. 665).

        Каждый принимает как данность то, что желает принять, во что верит до такой степени, что готов за это жертвовать имуществом и жизнью. Нет сомнений, что на протяжении последних трех тысячелетий своей истории и еврейская "элита", и еврейские "массы" часто на деле доказывали готовность к таким жертвам ради сохранения своей идентичности как "избранного народа". Этому свидетельствуют восстания Макковеев, Бар Кохбы, отказ хасидов от ассимиляции через автономию и самоизоляцию в гетто, пережитые евреями преследования, погромы и массовые убийства, названные "холокостом". П. Джонсона по большому счету не интересует, является ли "избранность" евреев (которую он называет "особенностью") волей Провидения или верой евреев в существование такой воли - результат один: "древним народам", по его мнению, суждено "расползтись и раствориться в тумане истории", а евреи останутся - единственным национально идентифицированным субъектом истории, способным не только навязать гражданам мира, "иванам, не помнящим родства", игру в глобализм, но и, выиграв в ней, стать коллективным хозяином положения на всей планете.
        Однако, глубже соприкоснувшись с затрагиваемой проблемой, можно убедиться в том, что даже религиозной веры целого народа в свое мессианство, в свою "обреченность" управлять миром, недостаточно для реализации этой эсхатологической задачи, если, наряду с верой, у этого народа нет еще и четко действующего "социального механизма", с помощью которого осуществляются цели, предписанные "верой отцов", закодированные в "материнском молоке", передаваемые из поколения в поколение, из одного "гетто" к другому, от одного раввина, цадика, революционера или банкира к другому. Раскрытие этого механизма, который я предлагаю определить не как "мировой заговор", а как "сионистскую парадигму", что более верно указывает на его трансперсональный характер, не требующий прямого контакта, а только понимания общего кода общения, природы враждебного контекста и "повестки дня", определенной дискурсам еврейских "элит" и "масс" в разных геополитических и социально-экономических сегментах структуры "Израиль - Диаспора", является, по сути, главной задачей данной статьи. Но прежде чем говорить об этих сокровенных вещах, необходимо уделить внимание иудаизму - той идеологической базе, на которой основывается вера еврейского народа в свое "избранничество", в свою мессианскую роль в Истории. далее>>>