Хож-Ахмед Нухаев
За оздоровление земли и исцеление души!

ВСЕ МАТЕРИАЛЫ

ГОСТЕВАЯ КНИГА

Съезд чеченского тэйпа Ялхой Материалы Фоторепортаж

Международная конференция "Исламская угроза или угроза исламу?" Материалы Фоторепортаж


Нухаев. Цивилизация и варварство: последний раунд борьбы. Обложка книги

ЦИВИЛИЗАЦИЯ И ВАРВАРСТВО: ПОСЛЕДНИЙ РАУНД БОРЬБЫ

Предисловие

"Ordo ab chao"

В капкане реальных и мнимых тождеств

"Заложники заложников"

От глобализма - к коммунизму и от коммунизма - к иудаизму

Воинство сатаны

Паутина диаспоры

"Дети вдовы"

Война "богатых" против "бедных"

Зарницы Армагеддона


В КАПКАНЕ РЕАЛЬНЫХ И МНИМЫХ ТОЖДЕСТВ

"Вещи случаются не сами собой;
они таким образом планируются"

Теодор Рузвельт

        Чтобы понять истинный смысл и строгую логику разворачивающихся на наших глазах последствий сентябрьских событий в Нью-Йорке и Вашингтоне, необходимо вспомнить серию взрывов в российских городах в сентябре 1999 года. Между этими масштабными и показательными акциями существует глубокая взаимосвязь, но объединяет она не "исполнителей", обвиняемых в проведении тех и других акций, и даже не "распорядителей", отдавших непосредственный приказ к их проведению, при всем бросающемся в глаза сходстве тех "политических дивидендов", которые были извлечены из них "пострадавшими сторонами", а в единстве "глобального сценария", универсального настолько и составленного таким образом, что любое потрясение в мире становится последовательным этапом его реализации. Коротко говоря, сценарий этот состоит из трех слов, которые мы разбирали в предыдущей главе: "Порядок через хаос".
        Взрывы домов в Буйнакске, Москве и Волгодонске, виновниками которых, с опережением всех следственных и судебных формальностей, были объявлены "чеченские террористы", парализовали общим ужасом всю пеструю политическую палитру России и создали тот психологический настрой, на фоне которого любой протест против "беспощадной борьбы с терроризмом" был бы расценен "общественным мнением" как "прямое предательство". Таким образом, кровь сотен людей, убитых под руинами взорванных домов, была незамедлительно использована для того, чтобы сцементировать политически расколотое российское общество в единое целое в развязывании новой войны с чеченцами. А сама эта война - помимо прямых своих целей - была использована для того, чтобы провести внутри РФ целый ряд социальных и административных реформ, общая направленность которых, очевидно, ведет к преодолению "демократического хаоса" жесткими конструкциями авторитаризма.
       Точно так же и удары в Нью-Йорке и Вашингтоне, в которых - без всякого следствия и суда - обвинили Усаму бен Ладена и укрывающих его талибов, парализовали всеобщим ужасом не только американцев, но и весь мир, создав эмоциональную обстановку, когда не только атлантические союзники США, не только прозападные элиты власти, но и лидеры антиамериканских режимов в Иране, Ливии, Ираке и т.д. были вынуждены выразить "соболезнование" и "осудить терроризм". Однако администрация США не проявила ни тени растерянности или сомнений: не теряя времени, она заставила все правительства заявить о своей поддержке "ударов возмездия" по центрам "международного терроризма", в первую очередь по талибам. Любое осуждение воинственных намерений США и их союзников по НАТО в этом эмоциональном угаре было бы расценено как "поддержка терроризма", как "прямое предательство" по отношению к "мировому сообществу".
       Иными словами, не успела еще осесть пыль над обломками рухнувших небоскрёбов и рассеяться дым пожаров, как руководству США удалось добиться тех же результатов, что и руководству России двумя годами раньше - единения всех сил на "антитеррористической платформе". Только с одним существенным различием: если Кремль преодолел "политический разброд" внутри одного государства - России, то Белый Дом преодолел этот политический разброд в мировых масштабах. То есть, совпадая в политических результатах, "цепная реакция", вызванная терактами в РФ и США, различается только в масштабах последствий. Следует ожидать, что начало войны с "международным терроризмом" явится для США (как и для РФ начало войны с "чеченским терроризмом") лишь прологом к проведению каких-то важных перемен, только, в отличие от РФ, - в мировых масштабах. Что представляют собой эти перемены? Какие "реформы" грядут в мире?
        Чтобы ответить на эти и другие вопросы, необходимо выявить не только сходство, но и фундаментальные различия между теми процессами, которые, вслед за взрывами домов, были запущены в России и США. Но исходя из складывающейся на наших глазах картины "нового миропорядка", мы должны понимать, что различия эти, несмотря на свой поверхностный антагонизм, проявляющийся на политическом или геостратегическом уровне, не выходят за рамки "единого глобального сценария", для которого эти различия являются не "антагонизмами", а последовательными этапами многоплановой "игры". Попробую конкретизировать эту мысль.
        Россия, после развала СССР и последовавшего вслед за этим "демократического разгрома", стала мало-помалу приходить в себя и все жестче озвучивать свое "законное право" контролировать постсоветское пространство. Иными словами, Кремль вступил с атлантическими силами в геополитическую игру, ставками в которой являются энергоресурсы Кавказа и Средней Азии, важное геостратегическое расположение этих ключевых регионов, в особенности Кавказа, являющегося "точкой пересечения" геополитических осей с Запада на Восток и с Севера на Юг. Атлантические силы все настойчивее пытались проникнуть на Кавказ и в последние годы чувствовали себя почти полновластными хозяевами в закавказских республиках, охваченных плотной сетью "финансово-экономического сотрудничества" с Западом. Более того, Запад все увереннее перехватывал в свои руки рычаги "управляемых конфликтов", тлеющих или полыхающих в полную силу на Кавказе. Эти конфликты были разожжены в свое время Москвой для обеспечения своей востребованности в роли "миротворца", то есть фактического хозяина положения, диктующего условия враждующим сторонам и этим обеспечивающего свой контроль над ними. Поэтому легко можно представить себе, насколько опасным был для геополитических интересов России переход этих рычагов в распоряжение Запада, особенно с учетом озвученной в феврале 1992 года президентом Клинтоном директивы № 13, в соответствии с которой "цель НАТО в будущем - ввести миротворческие силы в регионы этнических конфликтов и пограничных разногласий от Атлантического океана до Уральских гор".
        Финансово-экономическая экспансия Запада на Кавказ сама по себе представляла достаточно ощутимую угрозу для интересов России в этом регионе, но в сочетании с "вводом миротворческих сил" (этим благозвучным эвфемизмом в современной действительности все чаще прикрывают прямую военную оккупацию), эта угроза усиливалась многократно.
        Чтобы одним шагом решить внутриполитические проблемы ("разгул" демократии, периодические, все более разрушительные экономические, финансовые и социальные кризисы, паралич государственной административной системы, нарастающие противоречия между федеральным и местными законодательствами и т.д.) и проблемы внешнеполитические (все более строптивое, прозападное поведение элит власти постсоветских республик, устойчивое падение престижа страны на международной арене и т.д.), Кремль решил нанести сконцентрированный "военно-показательный" удар по Чечении, ставшей не только оплотом, но и символом непокорства империи. Этим ударом Москва собиралась приструнить все фрондирующие народы как российских, так и формально независимых постсоветских республик, так как разгром чеченцев, проведенный быстро, массированно и с предельной жестокостью, показал бы всему миру, что "смутное время" в России закончилось, что империя возрождается и готова любыми, даже самыми крайними мерами защитить "свое достояние" от посягательств "атлантических хищников". Таким образом, взрывы в российских городах и развязанная вслед за ними очередная чеченская война, планируемая как зрелищный "блицкриг", позволяла, как рассчитывали в Кремле, отвоевать у атлантических сил все геополитические позиции на постсоветском пространстве и тем самым защитить себя от глобализма, удержать многополярный мир.
        Что касается США, то удары "воздушных камикадзе" по Нью-Йорку и Вашингтону были использованы американским руководством для того, чтобы придать "второе дыхание" застопорившимся было процессам глобализма. Всем государствам, и в первую очередь с мусульманским населением, почти в ультимативной форме было предложено присоединиться к "антитеррористическому альянсу" - в противном случае им грозило самим стать объектами "ударов возмездия". Российское руководство в надежде на то, что отныне мировое сообщество "с большим пониманием" станет относиться к силовым акциям в Чечении, поспешило заявить не только о своей полной поддержке готовящихся ударов по Афганистану, но пошло гораздо дальше, заявив, что "всегда призывало цивилизованный мир объединиться против международных террористов". Тем самым Россия попала в тщательно подготовленную для нее ловушку: американцы с готовностью согласились принять помощь Москвы, завлекая ее тем самым в лагерь сил глобализма, для отпора которым Кремль и затеял "карательный поход" в Чечению. Таким образом, "война с терроризмом", начатая Москвой для нейтрализации глобалистской активности США и их союзников на Кавказе, в считанные часы превратила Россию в активную союзницу сил глобализма. И теперь перед Кремлем замаячила реальная перспектива быть втянутым в новую войну в Афганистане, в войну с пуштунами, являющимися (наряду с чеченцами) самой боеспособной частью "исламского мира". Это означает для России не только "войну на два фронта" (на Кавказе и в Центральной Азии), но и роль "ударного отряда" в глобалистской экспансии атлантических сил, которые, конечно, не упустят возможности "загрести жар чужими руками". далее>>>