Хож-Ахмед Нухаев
За оздоровление земли и исцеление души!

ВСЕ МАТЕРИАЛЫ

ГОСТЕВАЯ КНИГА

Съезд чеченского тэйпа Ялхой Материалы Фоторепортаж

Международная конференция "Исламская угроза или угроза исламу?" Материалы Фоторепортаж


Нухаев. Цивилизация и варварство: последний раунд борьбы. Обложка книги

ЦИВИЛИЗАЦИЯ И ВАРВАРСТВО: ПОСЛЕДНИЙ РАУНД БОРЬБЫ

Предисловие

"Ordo ab chao"

В капкане реальных и мнимых тождеств

"Заложники заложников"

От глобализма - к коммунизму и от коммунизма - к иудаизму

Воинство сатаны

Паутина диаспоры

"Дети вдовы"

Война "богатых" против "бедных"

Зарницы Армагеддона


"ORDO AB CHAO"

"Прогресс цивилизации состоит в расширении сферы действий, которые мы выполняем не думая"

Алфред Уайтхед

        Общеизвестно, что термин "глобализм" раскрывается тождественным ему по смыслу словосочетанием "Новый Мировой Порядок". Каждое понятие из этого словосочетания имеет свой глубокий смысл. Слово "Новый" означает, что всё "старое", то есть сохранившиеся на сегодняшний день социальные системы, традиции, мировоззренческие парадигмы, признаки самобытности народов и культур, обречены на ценностную девальвацию и последующее уничтожение. Слово "Мировой" показывает масштабность этого процесса и, помимо этого, всеобщую унификацию как метод, с помощью которого продвигается данный процесс, потому что без тотальной унификации он не будет тотально "мировым". Слово "Порядок", являясь смысловой антитезой стихийности, демонстрирует, что означенный процесс опирается на какой-то заранее продуманный план, на (с учётом его масштабности) "глобальный сценарий", центральным содержанием которого является уничтожение "старых" (общественных, этнокультурных, идеологических и т.д.) систем. И поэтому главной сутью, лейтмотивом этого "глобального сценария" можно считать девиз, гласящий: "Ordo ab chao" ("Порядок через хаос"). Таким образом, семантическое осмысление словосочетания "Новый Мировой Порядок" показывает, что речь идет о таком "порядке", который не только всегда является "новым" по отношению к "старому порядку", но и достигается путем сокрушения этого "старого порядка", приведения его системных элементов в состояние полной деструкции, хаоса.
        Если оценить общие тенденции мировой истории через призму этого "глобального сценария" с его центральным принципом "Ordo ab chao", то за нагромождением революций, войн и постоянно обновляющихся разрушительных идеологий можно усмотреть где плавное, а где катастрофически ускоряющееся продвижение от "старых" форм бытия к "новым", причем - всегда с отрицанием, разрушением этих "старых" форм. Иными словами, обнаруживается глубинное тождество между принципом "Порядок через хаос" и понятием "прогресс". И, соответственно, любая идеология (независимо от ее концептуального оформления), прямо или косвенно поддерживающая доктрину прогресса, характеризующая это явление в позитивных тонах, прямо или косвенно поддерживает принцип "Порядка через хаос".
        "Хаос" является необходимой предпосылкой "нового порядка" в силу того, что "старый порядок", представляя собой системную комбинацию более или менее устоявшихся традиционных отношений и мировоззренческих парадигм, отторгает явления, действия и идеологии, которые покушаются на его существование, так как стремление к самозащите и воспроизводству - имманентное свойство любой системы. Разрушительный процесс может быть идеологически оправдан только тем, что "плохое настоящее" уничтожается во имя "хорошего нового". И поэтому, чтобы сломать "старый порядок", сознательные или стихийные агенты "нового порядка" должны привести его в недееспособное состояние, испортить главные механизмы, обеспечивающие его функционирование, превратить "систему" в "хаос", тем самым дискредитируя "старый порядок" и увеличивая число "революционно настроенных" людей, которые недовольны существующим положением вещей и готовы поддержать тех, кто провозгласит необходимость изменить ставшее дискомфортным общественное состояние, создать избавленный от существующих недостатков и дефектов "новый порядок". Иными словами, агенты "нового порядка" должны привести общество в состояние, которое Ленин называл революционной ситуацией - когда верхи не могут, а низы не хотят жить по-старому. В силу этих обстоятельств, "новый порядок" в сравнении со "старым" всегда предстает как "преодоление хаоса", как более справедливый, лучший, совершенный порядок, что и привело к смысловому отождествлению понятий "прогресс" и "добро", тогда как противоположные "прогрессу" понятия ("традиционализм", "реакция", "ретроградство", "консерватизм", "застой" и т. д.) стали априорно отождествляться с категорией "зла". Таким образом, несмотря на очевидное и массовое зло, которое несет людям "хаос" (потрясения, обвальные перемены жизни, стремительная девальвация привычных ценностей, революции, мятежи, войны), он, являясь предпосылкой "нового порядка", а значит - "справедливости", "лучшей жизни" и т. п. - становится архетипом "добра". "Прогресс - это поступь Бога", - так сформулировал данный архетип Виктор Гюго.
        В мои задачи не входит подетальный обзор всех идеологий, которые оправдывали и узаконивали в массовом сознании позитивный характер перемен, новшеств, "прогресса". Замечу только, что по очевидным причинам, сторонниками новшеств, "прогресса", становятся, как правило, представители молодого поколения, "дети", тогда как "отцы", напротив, более консервативны, более привержены устоявшимся традициям. Поэтому проблема "прогресса" - это в той или иной форме всегда проблема "отцов и детей". Однако сам процесс введения всевозможных новшеств во взаимоотношениях поколений становится все менее проблемным в той мере, в какой все общество в целом (и "отцы", и "дети") становится прогрессивным по своим мировоззренческим установкам. В таком обществе (которое по праву называется "открытым") "отцы" по своим жизненным установкам уже мало чем отличаются от "детей". Поэтому "открытое" общество становится в полном смысле этого слова обществом "детей", в котором любая идеологическая система, отрицающая прогресс, превращается в главную мишень для "нравственно оправданных" ударов со стороны сторонников "нового прогресса". Ведь прогресс уже "узаконен" как априорное "добро", тогда как всё, что ему препятствует, по определению обозначается "злом".
        Такая чётко оформленная бинарная оппозиция ставит вопрос: а какая идеологическая система является самым "большим злом" с точки зрения идеологии прогресса? Исходя из логики антитез, понятно, что прежде всего эта идеологическая система должна отстаивать тезис о том, что "старое" лучше, совершеннее, справедливее "нового" и, соответственно, выдвигать свои собственные критерии "добра" и "зла" в оценке "старого" и "нового". Такой идеологической системой является религия. Но не всякая религия, а лишь та, которую мы называем религией Единобожия с ее центральной догмой, гласящей, что мир создан Совершенным Творцом и создан во всех своих деталях и элементах соизмеренным, гармоничным, совершенным. И, следовательно, полноценная религиозность человека, как и общества, должна побуждать сохранять этот первозданный, совершенный порядок в том виде, в каком он получен людьми от Создателя. Это и есть поклонение Богу, проверка истинности веры, нравственной стойкости, ибо Священные Писания, отражающие "аврамическую Традицию", совершенно однозначно убеждают человека в том, что его оценка Богом и соответствующее этой оценке загробное воздаяние зависят не от материальных атрибутов жизненного благополучия, а от следования нравственным императивам священных заповедей. Другими словами, Бог через Своих пророков устанавливает в обществе Традицию, сакральные образцы жизни, изменение которых есть измена Богу, есть грех, акт богоотступничества. Вводя новые отношения, знаки и предметы, человек показывает, что он не желает довольствоваться тем, что установил Бог, что ему нужно больше изобилия, зрелищности, комфорта. Одним словом, человек сознательно, или следуя за своими страстями, начинает "совершенствовать" мир и тем самым прямо или косвенно отвергает совершенство Творца. Это - мятеж против Бога, та "идеологическая" первооснова, которая запустила процесс перманентного прогресса.
        Это процесс, если оценить его в масштабах всей человеческой истории и того длительного периода, который обозначается как "предыстория", имеет разные степени динамики - от "нулевых" или очень незначительных в "предыстории", в эпоху безраздельного господства традиций "первых отцов", до сверхскоростных в нашей современности, в эпоху безраздельного господства модернизма "детей". Разумеется, в данной работе не представляется возможным хотя бы вкратце описать все вехи развития человечества, все разнообразия и оттенки социальных форм, через которые оно прошло в процессе своей эволюции, но, исходя из самых общих принципов оценки, не привязанных к конкретной хронологической шкале, мы можем выделить три этапа прогрессирующей нравственной деградации человечества, все более опасных кризисов в сфере экологии, растущей отчужденности между людьми:

    1. Этап верховенства "отцов" над "детьми", традиций над новшествами, когда тщательное воспроизводство образцов общественной жизни, унаследованных от сакральных времен "первых отцов", считалось священным долгом всех поколений, которые не только не хотели, но и не могли нарушить эти образцы, отождествленные с религиозными заповедями; отступление от них было равносильно богоотступничеству. Этот этап я называю временем безусловного господства Традиции над новшествами "детей", а само это общество - "закрытым". "Базой" такого общества является кровнородственная "большая семья", община, которая определяет родоплеменную "социальную надстройку".

    2. Следующий этап - равенства "отцов" и "детей", традиций и новшеств, а вернее - их диалектического противоборства, когда "колесо истории" завертелось и в жизнь людей стал проникать модернизм, меняющий их быт, их отношение к природе, друг к другу, к самим Божьим законам, я называю этапом господства традиций "последних отцов", которые подавали своим "детям" пример принципиальной допустимости новшеств, но пытались затормозить их введение, объявляя заповедными, "сакральными" те или иные общественные институты (например, власть монарха как "помазанника Божьего"). Этот этап я называю временем относительного господства "харизмы отцов" над "детьми", а это общество - "полузакрытым". "Базой" такого общества все больше становятся экономические отношения, которые начинают все решительнее определять "социальную надстройку" от коллективистских форм к индивидуалистским.

    3. Третий этап, который я уже обрисовал выше, это время, когда между "отцами" и "детьми" (как и в первом случае) нет мировоззренческих различий, но единодушие это направлено не на соблюдение общей для всех поколений сакральной Традиции, а на абсолютизацию новшеств, модернизма, прогресса как главного принципа жизни. Такое общество, напомню, называется "открытым". Его "базой" окончательно становится экономика, которая обеспечивает себе полную свободу через демократическую "социальную надстройку"; индивидуализм одерживает решительную победу над коллективизмом, "дети" - над "отцами".

        Соответственно, мы можем обозначить три представленных типа обществ как сакральное варварство (родоплеменной строй), сакрализованный авторитаризм (монархический строй) и десакрализованный прагматизм (демократический строй). В первом случае мы имеем дело с общественной и экономической статикой, во втором - с ограниченной динамикой, а в третьем - со сверхскоростной динамикой. В представленных типах обществ в первом случае господствуют религиозные императивы, во втором - философские концепции, в третьем - научные догмы.
        Очень часто даже искренне и глубоко верующие люди высказывают мнение, что прогресс в материальной сфере можно сочетать со статичностью в сфере нравственности. То есть, что общество может оставаться религиозным и следовать установлениям Божьим, одновременно развиваясь экономически и технологически. Однако при этом забывается или игнорируется железная закономерность: допустив и узаконив перемены, новшества, прогресс, любое общество меняет свою внутреннюю структуру сообразно с экономическими отношениями. Иными словами, вступает в силу никем ещё не опровергнутая формула, в соответствии с которой экономический базис определят социальную надстройку. А так как экономическое развитие - самое динамичное явление в жизни человечества, то и социальные изменения обретают ту же динамику, хотя и вторичны по отношению к экономическому базису. Но в этом случае абсурдно утверждать, что общество может сохранять в неизменном виде те отношения, которые заповедовал Бог, и которые оцениваются Им как доказательство веры. Следовательно, прогресс материальный, неизменно влекущий за собой прогресс социальный, не только не может сочетаться с неизменными Божьими заповедями, но есть прямой подрыв этих заповедей, составляющих религию. Религиозная заповедь - неизменный закон для верующего. Между законом и обществом существует обратная связь - общественные изменения не могут не менять и общественные законы. Но если заповедь Бога есть "закон на все времена", а общество меняется, то между обществом и Божьим законом возникает несоответствие. И если общество не устраняет это несоответствие в пользу Божьего закона, то оно выходит за пределы Божьего закона, нарушает его. И чем более глубокие преобразования вносит в общественную жизнь прогресс, тем дальше отступает общество от неизменных Божьих законов.
        Именно поэтому логика антагонизма между прогрессом (динамикой) и религией (статикой) должна привести "прогресс" к отрицанию Бога. Или к выдвижению ложной идеи, что "Бог допускает" прогресс, то есть "допускает" отрицание Своего совершенства как Творца. Поэтому опорой прогресса, как идеологической доктрины, может быть только атеизм или союз атеизма с теми религиозными инновациями, которые "именем Бога" оправдывают и санкционируют прогресс, новшества. Таким образом, мы получаем основания переиначить формулу В. Гюго: "прогресс - это поступь сатаны".
        Доказательств этому не нужно долго искать - мы их находим в учении дарвинизма, построенном на теории эволюции. Но в данном случае важна не столько сама эта теория, гласящая, что жизнь на земле возникла самопроизвольно, из "первобытного ила", сколько её базисная концепция, утверждающая, что формы жизни развиваются от менее совершенных к более совершенным. Этот эволюционный позитивизм "биологического дарвинизма" был по эстафете перехвачен "социальным дарвинизмом", в котором на месте неуклонно развивающихся форм жизни были поставлены общественные формации. По этой - столь же атеистической - парадигме, "новые" общественные формации всегда лучше "старых".
        Поразительнее всего, что эта доктрина воспринимается не только безбожниками, но и верующими, которые, признавая совершенство Творца, признают одновременно с этим тезис о "несовершенстве" сотворенного Им мира, раз допускают возможность его перманентного совершенствования. И эта парадоксальная "двойственность" мышления - главная причина того, что миром, населенным миллиардами верующих, управляют безбожники, силы Зла.
        Ни один человек не может жить без веры - иначе его жизнь теряет всякий смысл. Поэтому безбожие (атеизм) не упраздняет религию, но вместо религии, исповедующей веру в совершенного и милосердного Творца, вводит другое поклонение, противоположную веру, о которой Л.Н. Толстой писал в своей "Исповеди":

            "Жизнь в Европе и сближение мое с передовыми и учеными европейскими людьми утвердило меня еще больше в той вере совершенствования вообще, которой я жил, потому что ту же самую веру я нашел и у них. Вера эта приняла во мне ту обычную форму, которую она имеет у большинства образованных людей нашего времени. Вера эта выражалась словом "прогресс". Тогда мне казалось, что этим словом выражается что-то. Я не понимал еще того, что, мучимый, как всякий живой человек, вопросами, как мне лучше жить, я, отвечая: жить сообразно с прогрессом, - говорю совершенно то же, что скажет человек, несомый в лодке по волнам и по ветру, на главный и единственный для него вопрос: "Куда держаться?" - если он, не отвечая на вопрос, скажет: "Нас несет куда-то".

        "Нас несет куда-то...". Иначе говоря, вера в то, что человечество куда-то движется и что это само по себе "хорошо" - вот что такое "религия прогресса" для абсолютного большинства человечества. Но есть силы, которые знают "сценарий" этого движения, знают, в какую "гавань" должна пристать "лодка", о которой писал Толстой. Ведь они говорят не о "движении вообще", а о "Новом Мировом Порядке", которому должна будет подчиниться вся планета, все человечество. Выше мы выяснили, что отнюдь не Божьи заповеди лягут в основу этого "Нового Мирового Порядка", так как прогресс, который несет слепое человечество к этому "Порядку", основан на отрицании Бога, Его совершенства. Отрицание Бога, Его совершенства - это сатанизм. А это значит, что сатана, дьявол будет тем существом, которое займет "высокое место" в глобальном "Новом Мировом Порядке": недаром в христианской религии сатану называют "Князем Мира Сего". Но обо всех этих вещах мы подробно поговорим ниже. А теперь я хочу завершить эту главу "футурологической" цитатой, в которой довольно точно отображены события, которые лавинообразно обрушились на мир после взрывов в США 11 сентября сего года:

            "В страхе перед терроризмом (включая ядерный), нации сдадут свои суверенные права международным организациям, которые наведут жесткий и стабильный порядок. Возникнет транснациональное гражданское общество. Глобальный бизнес возьмет на себя ряд функций правительств. А на внутренней политической сцене исчезнет различие между левой и правой частями политического спектра, поскольку исчезнет не только классовое деление, но и классовое сознание. Главным будет различие между сведущими, готовыми к переменам, мыслящими глобально, и теми, кто стал жертвой традиций, предубеждений, косности, ненависти к переменам: Мировая политика будет вращаться вокруг глобальной экономики. А главные международные разграничительные линии будут проходить не между цивилизациями, а теми, кто либо отверг ее.., либо по той или иной причине оказался неспособным играть по ее правилам"
("International Studies Review", Summer 1999, p.91)

        Посмотрим, кто и как создал американский "хаос", чтобы сделать последний решающий шаг к "Новому Мировому Порядку". далее>>>