Хож-Ахмед Нухаев
За оздоровление земли и исцеление души!

ВСЕ МАТЕРИАЛЫ

ГОСТЕВАЯ КНИГА

Съезд чеченского тэйпа Ялхой Материалы Фоторепортаж

Международная конференция "Исламская угроза или угроза исламу?" Материалы Фоторепортаж




Мы не заинтересованы в поражении России
Давид и Голиаф.
Российский цуцванг и русские парадоксы
Евразия между атлантическим и эсхатологическим концом истории
Ведено или Вашингтон. Россия на распутье между варварством и цивилизацией

УСКОРЕННОЕ ПАДЕНИЕ СССР

Теперь вернемся к поставленным в начале вопросам. Исходя из тринитарной модели, видно, что в плоскости диалектики моря и суши вопрос окончательного торжества Pax Americana по всему евразийскому континенту, а следовательно по всему миру - это не более чем вопрос наличия ликвидных активов и времени. При этом, учитывая скорость аккумуляции виртуальных активов на балансах "разбойников моря", для этого уже не потребуются столетия, как это было при столкновении индустриальной цивилизации с аграрной. Тем более - это не вопрос тысячелетий, как это было еще раньше, при столкновении родоплеменного "варварского" порядка с аграрным, базирующимся на частном владении землей (наследственные князья), на государственной организации труда (санкционированное законом рабство) и на защищаемом государственным аппаратом правопорядке (княжеские дружины, наемная армия). На этот раз, если принципиально не изменятся условия игры, победа виртуальной цивилизации над индустриальной - скорее всего вопрос одного-двух поколений.

     В таких концептуальных рамках, конечно, нет оснований для оптимизма ни среди христианских, ни среди мусульманских футурологов Евразии. Они должны однозначно поставить финальную точку над "i" и согласиться с тем, что продолжая играть по правилам современной диалектики "моря" и "суши", Евразия и весь мир предопределили свою судьбу - стать добычей "Pаx Americana" от Вашингтона до Токио и поклоняться, конвертировавшись в "гражданскую массу", материальным божествам научно-технического прогресса. И это не только геополитический проигрыш, это - гибель в нравственном, эсхатологическом смысле. Человек в "мире без Бога" это уже не человек, это одномерное существо, гражданский "биоробот", движимый государственной программой, вырабатываемой "демократией" и идеологией "открытого общества". Животное, движимое инстинктом самосохранения и алгоритмом выживания "здесь и теперь", можно определить как "повседневное существо", подчеркивая таким определением отсутствие у этого животного исторической памяти и ориентиров на будущее, находящегося в тотальной, животной зависимости от географии (ландшафта). "Гражданин" США - это существо, для которого второе измерение, - время - определяется сроками его бумаг - контракта с работодателем, страховыми полисами и проч. Такое существо можно определить как субдвухмерное, подчеркивая тем самым краткосрочность его временных ориентиров. "Гражданин" Франции, который не забыл о том, что человек - это не только будущий пенсионер, а смертное создание и что sacrum есть нечто большее, чем "хлеб и зрелища", - существо двухмерное. "Мужик", который "за родину", за землю отцов готов пожертвовать жизнью, - существо сверхдвухмерное. "Варвар", который свои временные ориентиры трансцендирует к абсолютному началу и абсолютному концу, - трехмерный человек. Если оценивать разные социумы мерками материального прогресса, характерными для западной цивилизации, то есть с помощью перевернутой ценностной шкалы, то по правилам этой игры, "гражданин" США достиг значительного перевеса над "гражданином" Франции и решающего преимущества над российским "мужиком". "Варвар" для него - непонятный и не участвующий в игре фанатик духовных, ирреальных ценностей, "пережиток" первобытной, доаграрной эпохи.

     Именно этим сатанинским переворотом ценностной шкалы, выдвижением на вершину массового сознания всех технократических ценностей "нового времени" и одновременным низвержением всех традиционных ценностей, производных от религии и нации, от патриархальной семьи, объясняется тот факт, что морская цивилизация сумела за период от исторической конференции в Ялте в 1945 г., добиться столь решающего преимущества над "сушей"; почему наследие олицетворяющего континентальные силы Сталина, который держал своих морских оппонентов Трумэна и Черчилля в перманентном страхе и реально влиял на условия игры не только в Евразии, но и по всему миру, распылилось; почему вместо того, чтобы консолидировать свое господство на евразийском континенте, СССР уже в течение двух поколений после Ялты исчез с политической карты мира.
     Здесь, не вдаваясь в подробный исторический анализ, необходимо осмыслить следующий факт. В 1945 году соединенные морем и историей США и Великобритания, торжествуя свою победу над тоталитарной Германией, находились на стадии трансформации демократического гражданского общества в "абсолютно открытое общество". США, свободные от консерватизма английских лордов, отстаивающих в Парламенте Великобритании интересы сохраняющейся еще элиты аграрной эпохи, и от индустриальных предрассудков британских чиновников и банкиров, считающих недостойным "джентльмена" входить в "базарные" корпоративные отношения с гражданами своих бывших колоний (1/3 всего мира), быстро взяли верх над англичанами и над всей Западной Европой. Следовательно, потоки кока-колы, гамбургеров, фильмов с голливудскими звездами, демократических принципов, человеческих и гражданских прав, долларов и "американской мечты" двинулись с Запада на Восток. С тех пор ценности с этикеткой "сделано в США" наводнили Западную Европу, "клюнувшую" на "план Маршалла", и стали заполнять тот пост-колониальный вакуум, который образовался на Ближнем Востоке, в Азии и Африке после банкротства аристократическо-гражданской Британской империи.
     Причина этого успеха очень проста. США по своей социальной природе - бывшая колония, населенная изгоями и беглецами из Старого Света, стихийными "разбойниками суши" и профессиональными "разбойниками моря", противившимися строгим законам феодального государства, лишенными исторической памяти, национальных традиций и абсолютных ценностей. В условиях Нового Света, построенного на завоевании чужих земель и истреблении коренного населения, этот мобильный сверхдинамичный "человеческий материал" быстро преобразовался в гражданское население. Для американца, в силу его отчужденности от Старого Света, от земли, веры и обычаев его отцов, высшей ценностью - "верховным божеством" - действительно является его государство. Этот симбиоз опирается на взаимовыгодную формулу сосуществования: государство гарантирует гражданину нарастающие в геометрической прогрессии объемы "хлеба и зрелищ" ("рай на земле"), а гражданин обеспечивает государство налогами. Следовательно, конституция этого государства и основанные на ней законы для "гражданина" США - "священное писание". Это вполне понятно, для человека без традиционных опор, то есть человека "без роду и племеи", государство - это квази-отец, гарант безопасности и устойчивости правил игры.

     В отличие от Америки, ни одно государство в Западной Европе никогда не обладало настолько атомизированным, унифицированным и преданным (на взаимовыгодных условиях) гражданским населением, чтобы любой безнравственный и противоестественный закон немедленно претворялся в жизнь. Ни одно государство Западной Европы никогда не могло обеспечить себе такой эффективности сбора налогов и не имело в наличии столько ликвидных средств для производства и экспорта оружия и демократии, "хлеба и зрелищ", как США.
     Еще хуже, с точки зрения интересов государства, по сравнению с послевоенной Западной Европой, обстояли дела в Советском Союзе. Там со времен царской империи сохранились во множестве очаги аграрной цивилизации и целые оазисы национального порядка: Кавказ, Средняя Азия, Алтай, где "научное мировоззрение" и догмы диалектического материализма сталкивались с непреодолимым сопротивлением попов, раввинов и мулл, "мужиков" и "варваров" - диссидентов, сумевших создать свою "параллельную жизнь", более или менее независимую от государства.
     Когда североамериканские и западноевропейские "разбойники моря" сколачивали свой транс-атлантический договор, на политическом уровне СССР не уступил им "ни пяди" и построил свой континентальный аналог - Варшавский Договор. Но если на первом, повседневном уровне казалось, что между этими двумя структурами существует равновесие, то на более глубоком, историческом уровне можно было заметить качественные различия.
     На Западе растущая доступность электронных технологий, которые мгновенно переходили из военно-промышленного комплекса в банковско-финансовую сферу, уже в 60-е годы породила начало массового передвижения центров финансовых услуг из постколониальных метрополий в оффшорные зоны. Свойством промышленной эпохи была формула "бумажные деньги - товар - бумажные деньги", отражающая служебный характер финансов (банкира) по отношению к производству (предпринимателю). Переход к новой постиндустриальной эпохе можно обозначить формулой "ценные бумаги - информация - ценные бумаги", выражающей суть виртуальной цивилизации, в которой оборот заменителей денег (ценных бумаг) зависит от банков данных (информации), но и то, и другое по своей природе может существовать только в электронном (виртуальном) виде.

     Когда Запад переходил к качественно новым информационным технологиям и светскому виртуальному пути экспансии, Советский Союз только лишь завершал переход от аграрной, религиозной - к индустриальной, культурной форме жизни. Эта отсталость стимулировала два параллельных процесса.
     С одной стороны, постоянный рост недовольства своим уровнем жизни среди "граждан периферии" - союзников Москвы в Варшавском Договоре - находящихся в прямом контакте с Западом, разукрашенным всеми соблазнами. Не отставали от них и "граждане Империи", которые, начиная с эпохи Хрущева (и особенно в эпоху "гласности"), соизмеряли свое настоящее не с реальным прошлым смутных времен царской России или кошмарных времен сталинизма, а с доступными по ТВ и в кино голливудскими образцами "рая на земле", воплощающегося с каждым новым фильмом в новые, более яркие цвета западной моды, новые модели роскошных машин, курортные виллы, шикарные рестораны, ночные клубы и развлекательные центры. Конечно, результат этого соизмерения "американской мечты" с сермяжной и бесцветной повседневностью "страны рабочих и крестьян" приводил к возбуждению потребительских инстинктов среди изголодавшихся по комфорту "советских людей".
     С другой стороны, постоянный рост центробежных стремлений среди "варваров" способствовал возрождению их более или менее далекого прошлого. Обобщая, можно сказать, что на повседневном уровне политики в обоих случаях направление этих движений было одно и то же: против советской квази-реальности, против светской власти, против имперского центра. В первом случае это выразилось бегством к "новому", к соблазнам "прогресса", к виртуальной реальности Запада, во втором - к решимости любой ценой отстоять свои традиции, свою идентичность.
     В условиях вспышки диссидентских движений внутри и давления "цивилизации моря" извне судьба империи была предрешена. СССР оказался не в состоянии выполнить свои революционные обещания ни по одному из основных пяти категорий, имеющих материальное значение для советских "граждан" и "мужиков": экономика, безопасность, политика, культура и идеология. Не способный обеспечить "советского человека" и его союзников ни "хлебом" в достаточных объемах, ни "зрелищами" в достаточно ярких упаковках, потеряв соблазнительную, обманчивую силу большевистских лозунгов "светлого будущего", СССР был обречен на банкротство. В этом нет никакой случайности, нет никакого заговора внутренних и внешних врагов, нет предательства правящих в Кремле элит. Уничтожив при Сталине остатки традиционной церковной общины как основной ячейки русского общественного порядка, коммунизм де-факто уничтожил иммуносистему, способную защитить российский народ от западных вирусов модернизма, голливудских соблазнов виртуальных "хлеба и зрелищ". Таким образом, случилось именно то, что, согласно диалектике "моря" и "суши", должно было случиться - "прогресс" взял верх над "отсталостью". В гонке "гражданина" и "мужика" за обогащением "корабль" доказал свое преимущество над "повозкой". "Дети" покинули своих "отцов" в деревне и "переселились" в город, только не в сермяжный советский, а в радужный, американский - голливудский. Чтобы стать его гражданином, в виртуальную эпоху не нужно даже выходить из своего деревенского дома. Достаточно совершить какую-то "базарную" сделку на "черном" или "сером" рынке, или на прилегающей к нему панели, заработать свои доллары, переодеться в "импортные шмотки", взять из холодильника бутылку кока-колы, нажать кнопку телевизора и наслаждаться бесконечным потоком плодов "рая на земле", который коммунизм обещал в неопределенном будущем, а Голливуд доставляет уже "здесь и сейчас". далее>>>