Хож-Ахмед Нухаев
За оздоровление земли и исцеление души!

ВСЕ МАТЕРИАЛЫ

ГОСТЕВАЯ КНИГА

Съезд чеченского тэйпа Ялхой Материалы Фоторепортаж

Международная конференция "Исламская угроза или угроза исламу?" Материалы Фоторепортаж




Мы не заинтересованы в поражении России
Давид и Голиаф.
Российский цуцванг и русские парадоксы
Евразия между атлантическим и эсхатологическим концом истории
Ведено или Вашингтон. Россия на распутье между варварством и цивилизацией

ЗАКЛЮЧЕНИЕ: ПУТЬ К ВОЗРОЖДЕНИЮ

Говоря о разлагающем воздействии, которое государство оказывает на народ, и, как результат, о том кризисном положении, в котором оказалась Россия, я не призываю к "анархистской революции", поскольку потребность русского народа в институтах принуждения сегодня очевидна. Но я абсолютно убежден, что спасение России, ее выход из кризиса, в котором она оказалась, лежит не в бесплодных попытках реанимировать тоталитаризм, и не в "демократических реформах", сулящих ей незавидную роль "развивающейся страны", фактически - сырьевого придатка Запада, а в резкой смене курса исторического развития: от президентства - к монархии, нацеленной на реконструкцию царской власти в том ее патриархальном восприятии, которое свойственно русскому народному сознанию. Затем останется сделать еще один шаг - к общине, ибо "Святая Русь", должна восприниматься не как территория, и тем более - государство, а как народ, живущий кровнородственными общинами, по Божьим заповедям, на доверенной ему Всевышним земле.

     Немало написано об извечной вере русского народа в доброго "царя-батюшку", которого он надеялся обрести и в императорах, и в коммунистических "генсеках", и даже в современных президентах. Но мало кто сегодня задумывается над глубинными, религиозными мотивами этой, порожденной библейским образом царя-священника, веры, в основе которой лежит убежденность, что царь, помазанник Божий, вознесенный Провидением на вершину земной власти, должен быть вершителем воли Божьей, осуществлять справедливость по отношению ко всем своим подданным исключительно в рамках Божьих заповедей. Царь - добрый пастырь, царь - хранитель святости, царь - отец "большой семьи", народа! Хотя этот образ и не находил воплощения в известной нам истории России, но он несомненно возник из реалий прошлого это - архетип.

     Эти надежды могут реализоваться только в том случае, если изначально будет поставлена ясная цель - возродить в народе национальные ценности, ибо только в народе, который спаян семейно-родовыми узами, царь может быть "батюшкой", патриархом. Чем больше в народе внутренней естественной организованности, чем полнее восстановлены в нем семейно-родовые институты и традиции, тем меньше необходимость в государственных институтах. В каждом народе Всевыш1ним изначально заложена основа родоплеменного строя - семейное и кровное родство. Только в обществе, организованном на этих принципах, власть в руках одного человека перестает быть орудием насилия и становится гарантом справедливости, так как царь может применять её лишь в тех объемах, которые допускаются заповедями Бога, и становится патриархом. Стройная система родоплеменных институтов на всех уровнях надежно охраняет свободу каждого входящего в нее индивида от возможного произвола верховного властителя. Более того, она в корне предупреждает этот произвол, напоминая царю о его религиозной миссии и нравственном долге перед народом с момента самой церемонии восшествия на престол. При таком общественном строе "царю-батюшке" остается лишь быть сакральным хранителем этого самодостаточного, четко функционирующего богоугодного порядка, в случае необходимости устраняя его нарушения силой, что, конечно, возможно только строго в рамках Божьих заповедей. В конечном итоге "царь-батюшка" вернет себе сакральный статус лидера нации и от его звания останется только слово "батюшка", то есть в истинном смысле - отец народа.

     Очевидно, что этот порядок невозможно установить сразу, к нему необходимо идти через возрождение института монархии. Я думаю, что монархическая власть, как ей это и свойственно, возродит в России аристократию, которая чтит память предков, не позволяет прерваться связи между поколениями, а вместе с аристократией возродятся образцы чести и честности, благородства и этикета, на которые будет равняться народ. Однако следует еще раз напомнить, что иерархия кровных связей имеет определенный предел, ограничиваемый сакральным числом "семь": этот предел поставлен Всевышним для того, чтобы кровные узы, разрастаясь во времени и пространстве, не становились рыхлыми и чтобы родство не переходило в равнодушие и отчужденность.

     Главное - окончательно определив модель общественной жизни, правильно осознав свои ориентиры, последовательно продвигаться на пути к ее возрождению: от президента - к монарху, от монарха - к патриарху; от города - к деревне, от деревни - к общине; от бетона - к земле, от земли - к кровному родству; от рабочего - к крестьянину, от крестьянина - к христианину. Только этот путь ведет к древним основам и опорам русской религиозной и национальной жизни. Став пленниками городов, развратив себя их пороками и соблазнами, мы уже забыли, что значит жизнь на естественном лоне природы, кровнородственными общинами, где всем обеспечен достаток, где не бывает нищих, сирых и обездоленных, где родственники и соседи всегда придут на помощь в случае нужды, где каждый знает каждого и нравы людей просты и доброжелательны.

     Когда в ХIХ веке европейские ученые соприкоснулись с остаточными формами родоплеменного устройства у народов, обитавших вдали от "очагов цивилизации", они увидели порядок, на фоне которого блекли все самые блестящие социальные разработки европейских философов, стремившихся "переустроить" государства таким образом, чтобы те обеспечивали людям хотя бы минимум справедливости, свободы, достоинства. То, что философы надеялись обрести в будущем, они вдруг нашли в далеком прошлом, и это стало казаться чудом. "И что за чудесная организация этот родовой строй во всей его наивности и простоте! - восклицал Энгельс. - Без солдат, жандармов и полицейских, без дворян, королей, наместников, префектов или судей, без тюрем, без судебных процессов - все идет своим УСТАНОВЛЕННЫМ ПОРЯДКОМ. Всякие споры и распри разрешаются сообща теми, кого они касаются, - родом или племенем, или отдельными родами между собой; лишь как самое крайнее, редко применяемое средство грозит кровная месть, и наша смертная казнь является ее цивилизованной формой".

     И не нужно бояться "технически отстать" от Запада; технический прогресс, заставляя работать все живое над созданием смерти, убивает жизнь. Отказавшись от прогресса, русский народ получит несокрушимость религиозного и национального духа, об который разобьются все ухищрения и сатанические уловки "виртуальной" цивилизации. Уверен, что такой поворот к истокам духовности и национальной жизни решит все проблемы, стоящие перед Россией: и демографические, и экологические, и нравственные. Это будет не только безусловная победа Евразии над западной цивилизацией; самое главное - это будет спасением всего человечества перед Богом.

     Россия, сегодня, в отличие от прошлых лет, не ставит перед собой задачу стать единственным лидером мира, а напротив, понимая, насколько ослабла ее экономическая мощь, борется против монопольного влияния США на мировые процессы, за многополюсный мир, то есть вектор политики диаметрально изменил свое направление. Однако новые цели, стоящие перед Россией, не привели ее лидеров к поиску новых средств их достижения и осознанию необходимости отказа от непосильного бремени старых имперских методов. Именно эти методы и заставляют соседние народы, получившие независимость после распада СССР, искать покровительства и защиты у США и НАТО, что усиливает гегемонию Запада. Иными словами, действия России приводят к результатам, противоположным провозглашаемым ее лидерами целям и задачам. Своей опрометчивой политикой современная Россия повторяет трагический парадокс большевизма, отвергавшего демократию и одновременно усердно подготавливавшего почву для ее утверждения в России и на всем постсоветском пространстве. Между тем, соседние с Россией народы по менталитету, образу жизни и многим другим параметрам намного ближе к ней, чем к Западу, и при более реалистичной и взвешенной политике могли бы стать ее надежными союзниками.

     Воюя в Чечении, Россия пытается сокрушить религию и национальные традиции чеченского народа, его "иммунитет" против разлагающего воздействия цивилизации. Иными словами, она пытается уничтожить нацию, сохранившую в относительной чистоте древние обычаи и традиции, присущие некогда всему евразийскому континенту, и тем самым создает почву для победы на Кавказе западных ценностей. Неужели России так уж трудно понять, что если бы чеченцы и приняли цивилизацию, то они взяли бы наиболее ее "разукрашенный" тип - западный сатанизм, до которого Россия только еще пытается "дорасти"? Сражаясь с Россией, чеченцы противостоят этому сатанизму, и попытавшись понять, какие ценности и традиции они отстаивают, Россия найдет ту единственную панацею, которая ее саму защитит от нового всемирного потопа "цивилизации Моря", уже вздыбившейся над ней и готовой похоронить все, что осталось в России светлого, божественного, национального. Без чеченской нации в Евразии не останется того образца, на который могли бы ориентироваться другие народы, желающие возродить первозданные традиции кровного родства, "варварские" ценности. Россия бессильна политическими мерами противостоять хлынувшей с Запада волне цивилизации, так как эта волна, гибельная для религии, для национальной самобытности, для традиций, одновременно стимулирует рост тех внутрироссийских сил и тенденций, что жаждут западных стандартов в личной и общественной жизни, приводит в активность людские массы, для которых и религия, и нация, и семья становятся или стали "дремучим пережитком", идейным и социальным анахронизмом. Иными словами, укрепляя государство, порождающее все эти бездуховные человеческие толпы, российское руководство вольно или невольно укрепляет главного "агента" и проводника западной цивилизации. Получается замкнутый порочный круг, когда "цивилизованная борьба" с западной цивилизацией лишь форсирует победу последней на российской земле. Только варварство в его исконном, сакральном виде, единственным оплотом которого осталась сегодня Чечения, способно противостоять реально придвинувшемуся ко всем евразийским народам апокалипсису "Нового Мирового Порядка".

     Возможно, это звучит парадоксально, но именно в Чечении - спасение России. Однако не в том смысле, как это понимают проповедники "маленькой победоносной войны", а так, как это понимали те русские солдаты, которые бежали к чеченцам в первую Кавказскую войну, или как понимают это сегодня те русские, которые переходят на чеченскую сторону, чтобы пожертвовать своей жизнью в борьбе против предавшего их государства.

     Как чеченец, я не только уверен в победе своего народа, но и желаю ее. Но я не хочу и поражения России. Ведь проигрыш России означал бы поражение Евразии, а поражение чеченцев явилось бы поражением всех народов, всего человечества. И чеченцам, и русским во имя интересов своих народов и во имя интересов всей Евразии, всего человечества, нужна одна, общая победа над вселенским злом, над торжествующим натиском сил вырождения и гибели, но она достижима лишь в Истине, которую мы должны увидеть и, придя к ней, провозгласить нашей Верой.

     Религия представляет собой не только свод заповедей, регулирующих духовную жизнь человека, она не только дает образцы общественной жизни для народов и всего человечества, но и является Божьим законом для всего сущего, сотворенного Создателем. Вся вселенная соизмерена и приведена в гармонию этим Высшим законом. И только людям дана свобода выбора, дана способность или сохранять и защищать эту первозданную гармонию, или видоизменять ее, воздействуя по своей воле как на окружающую их среду, так и на те общественные отношения, которые Своими заповедями и деятельностью пророков установил между ними Всевышний. Но глубоким и опасным заблуждением является мнение, что человек способен своим воздействием на природу или общественные отношения хоть в какой-то мере улучшить их свойства, так как Бог творит только совершенное, а совершенство можно лишь испортить, но никак не улучшить. И онтологический смысл бытия человека, как объекта творения, заключается не в нововведениях, а в удержании в неизменном виде тех образцов личного и общественного поведения, которые дал ему его Творец. Истина неизменна, изменчивость - это свойство лжи. Поэтому новшества есть ложь; каждое из которых - удаление от Истины, от первозданных образцов жизни.

     Все пророки возвращали или пытались возвратить свои общины к этим образцам, и весьма показательно, что Всевышний называет Свое последнее Откровение - священный Коран - "напоминанием". Напоминанием Истин, что были даны человечеству в предшествующие эпохи, в ранних Откровениях.

     Приняв религию во всей ее многогранной полноте, народ гармонично вписывается в природу, в живую систему бесконечной вселенной. Отказавшись от Божественного руководства, люди могут творить лишь искусственное, мертвое, гибельное для себя и окружающей среды. Государство, которое охватывает все стороны человеческой жизнедеятельности и находится в прямом противостоянии с заповедями религии, и есть та квинтэссенция лжи, мертвости, враждебности к живому, естественному, что призвана поднять людей против их Творца, против жизни, против Истины и тем окончательно погубить потомков Адама. Технический прогресс, один из коренных атрибутов государства, есть общественный регресс, выражающийся в нравственной, биологической и психологической деградации вовлеченных в него людей, человеческих сообществ. Государство есть мятеж против Бога, преступление против гармонии бытия, есть путь сатаны.

     Возможно, многим было бы интересным узнать, что единственным сохранившимся наследием "веры Христовой" в русской православной церкви остались три цвета на парадном одеянии патриарха, - зеленый, белый и красный, удивительным образом совпадающие с цветами чеченского флага. Но ничего странного в этом совпадении нет, так как символика этих трех цветов в обоих случаях одинакова и отражает вечный и универсальный закон триады, триединства всех сущностей вселенской гармонии, сотворенных Всевышним. Эта великая онтологическая триада вселенной включает в себя и триединую природу человека и человеческого общества. Человек - носитель единства телесного, разумного и духовного начал. То же можно сказать и о человеческом обществе, когда оно живет в точном соответствии с установлениями Творца, соблюдая соотношения между кровнородственным "телом" нации, "разумом", воплощенным в управлении, и "духом" нации, выражающимся в религии, вере в Бога.

     Именно этот глубокий, религиозно-философский смысл и несут в себе три цвета в парадном облачении патриарха и чеченского национального флага. Зеленый цвет есть символ жизни, веры в единого Бога, истины; белый цвет есть символ того общественного порядка и управления, которые, организуясь в рамках религии, имеют своей целью защитить общину, основанную на естественном родстве между людьми; красный цвет есть символ крови, кровнородственных уз, святости родства, великого принципа "ближнего". Только то управление, которое сделало главной своей целью сохранение кровнородственных уз, может считаться соответствующим религиозным нормам морали и права, может считаться истинной теократией. И поэтому совсем не случайно расположение этих трех цветов, символизирующих теократию, проявление власти Бога на земле: красный, самый защищенный, в центре белого, а белый - в обрамлении зеленого. Это означает, что главный смысл и единственное предназначение общественной организации и управления - защита естественного родства между людьми, великого принципа "ближнего". Поэтому общественное управление должно быть реализацией вечных заповедей Всемогущего Творца. И только следуя глубинной формуле этих трех цветов, можно вывести русский народ из лабиринта гибельных тупиков на путь спасения, путь прямой, приобщить его к Истине, к вере в Единого Бога и обеспечить союз православного Севера с исламским Югом. Только восстановление во всей полноте и последовательности кровнородственных уз и основанного на их базе Национального Порядка приведет к нравственному возрождению человечества, к его единению в религии Единобожия. Только так можно остановить надвигающееся с Запада нравственное вырождение человечества, победить сатанизм. Далее>>>>