За оздоровление земли и исцеление души!

ПОБЕДИТЕЛЬ

     Город контрастов Стамбул, разделенный Босфором на европейскую и азиатскую части, клонит к полуночной дреме. Огни города, густо разлитые по обе стороны пролива, начнет гасить лишь утренний азан минаретов, переключающихся сотнями голосов, сотнями голосов, призывающих мусульман начать новый день с благодарного преклонения души и тела перед Аллахом, Творцом миров и Властелином Судного дня. Ночной Босфор дышит прохладой. Небо в тусклых и скупо рассыпанных звездах, кое-где подернуто белым дымком облаков.
     В трехэтажном особняке-резиденции президента Кавказской международной Торгово-Промышленной палаты идет подготовка глобальных проектов, суть которых трудно воспринять, хотя хозяин, его помощник, а также международные эксперты, входящие в его команду и собравшиеся в Стамбуле сегодня, просто и доходчиво объясняют все детали.
     Создается многопрофильная сеть Кавказского общего рынка, Кавказского Инвестиционного Банка, других акционерных обществ и прочих структур, нацеленных на превращение Кавказа в центр нового экономического взаимодействия мира. Перспектива очень заманчива - свободный частный капитал, привлеченный на Кавказ из Америки, Европы, Японии, мусульманского юга, буддийского востока и еврейско-христианского запада, работает на экономическое и политическое возрождение каспийско-черноморского региона, в том числе и Ичкерии. Автор проекта, бывший первый вице-премьер ЧРИ и генеральный представитель президента ЧРИ Яндарбиева за границей Нухаев Хож-Ахмед, и есть президент Кавказской международной торгово-промышленной палаты.
     Только что поступило сообщение, в Москве подписан договор Между Россией и Ичкерией о мире. Это итог четырехсотлетней борьбы чеченского народа за независимость. Помимо политического значения этот факт имеет и непосредственное отношение лично к Нухаеву. И не только потому, что именно он координировал и руководил всей внешнеполитической и внешнеэкономической деятельностью ЧРИ на завершающем этапе последней чеченско-русской войны, но и потому, что он является бойцом и одним из политических лидеров современного этапа этой борьбы. И мало кто из общающихся с ним сегодня партнеров большого международного бизнеса знает, что кроется за волевым, порой даже жестким характером сорокадвухлетнего чеченца, как о своем родном Гельдигене, спокойно рассуждающем о судьбах нации и мара. И что он вспоминает, глядя на ночной Босфор, в этом исторически связанном с чеченской судьбой Стамбуле. Он, кандидат в члены Парламента ЧРИ, ветеран прошедшей войны и один из вчерашних руководителей страны, победившей в жесточайшей и неравной войне, прошедший школу жестокой схватки за выживание, защиты личного и национального достоинства, тюремные нары, лагеря, лесоповалы и пересылки. Он, слегка хромающий на правую ногу, седоватый, кипящий энергией молодой человек, полный честолюбивых намерений и проектов, окрыленный причастностью к великой судьбе своего многострадального и великого народа...
     Время, как Босфор, перетекает из одного моря в другое. И эти моря называются эпохами. И не всем человеческим судьбам дано пересечь пролив по имени Жизнь человека, соединяющий эпохи. Многим суждено бывает утонуть на переходе.
     Хож-Ахмеду Нухаеву (Нохьигар), можно сказать, всегда везло на хороших людей товарищей. Еще в университете он оказался среди чеченцев, создавших свою подпольную группу за свободу Чечни. Ему было поручены финансовое обеспечение и силовая структура. Методы и формы, которыми приходилось пользоваться, были соответствующими системе власти. И ответная реакция тоже. Начало восьмидесятых: Нухаев в тюрьме. Середина восьмидесятых - опять тюрьма. Девяностый год, канун развала советской империи - снова тюрьма.
     Но борьба продолжается и там. А не уверенность в скором успехе борьбы возрастает. И Нухаев демонстрирует это даже в самых жестких условиях: в 1985 году, 23 февраля - в день депортации чеченцев и ингушей, он в лагере для заключенных организовывает акцию протеста, за что высылается в места с более тяжелыми условиями.
     В конце восьмидесятых в Чечено-Ингушетии, как и в других регионах СССР, появляются общественно- политические организации и партии. Нухаев опять в числе организаторов - теперь уже политической партии (Вайнехан джамаат "Барт"- Вайнахская демократическая партия). Финансирование газеты "Брат", печатающейся в Латвии, содействие в её перевозке и распространении входят в его обязанности. А после учредительного съезда ВДП на него возлагаются обязанности по организации безопасности партии. Но щупальца дряхлеющего КГБ снова выхватывают его из рядов борцов-соратников. И только в самом конце 1991 года удается устроить освобождение (побег), при том с помощью Джохара Дудаева, И Нухаев становится одним из ближайших и верных соратников первого президента ЧРИ. Он занимается и разрывом экономической блокады, организованной Россией и внешним информационным обеспечением. Перед самым началом войны Джохар Дудаев поручает ему организацию внешней разведки страны.
     Но Хож-Ахмед не ограничивается выполнением порученной работы. С 1992 года он формирует и лично командует отрядом защиты независимости, который принимает активное участие в боевых операциях по ликвидации бандформирований российских спецслужб, заброшенных в ЧРИ для организации внутренних беспорядков, диверсий и террора, в том числе ликвидации государственных и политических лидеров ЧРИ. И все мероприятия, которые он организовывает, Хож-Ахмед финансирует сам. И, самое главное, он не посылает людей в бой, а сам лично ведет их в бой. 1994 год. Ликвидация российской банды под Гехами. Нухаев Хож-Ахмед с товарищами, вместе с отрядом Умалта Дадашева и командовавшим операцией Асланом Масхадовым, попадает под вероломный смертельный огонь гантамировской банды. Потеряв значительную часть своего отряда убитыми и раненными, он, тем не менее, был впереди горстки храбрецов, взявших укрепрайон банды. А ведь люди с его финансовым и материальными возможностями искали пути устроиться так, чтобы побольше выдаивать у государства благ для себя, праведными и неправедными путями. А чуть что, убегали в Россию или куда подальше, чаще всего с награбленным в Чечне. А он, наоборот, ищет, где бы себя применить с наибольшей пользой для страны и народа. Он идёт на смерть, под пули, но ни смерть, ни пули его не берут.
     Удивительным образом характеризует Нухаева Хож-Ахмеда его ответ на вопрос: "Почему он сам возглавляет отряд идущий в бой?" Он ответил: "Чтобы в случае гибели кого-то из своих бойцов иметь право смело смотреть в глаза его отца-матери".
     Начинается война. Хож-Ахмед опять в бою. Его отряд в постоянном боевом соприкосновении с российскими войсками, продвигающимися к Грозному. Затем отражение штурма и тяжелые бой за город. 13 января 1995 года. Он со своей группой после ночной боевой операции только прилёг отдохнуть в бункере вице-президента ЧРИ в Президентском дворце. Усталость давит свинцом. Но, услышав, что защитники в здании Парламента ЧРИ просят помощи и некого туда послать, а несколько групп, пытавшихся пересечь пространство между двумя зданиями возвратились, потеряв своих товарищей, Хожа, так он известен среди близких, поднимает бойцов и прорывается в здание Парламента ЧРИ. И здесь он получает тяжелое ранение в ногу.
     В феврале 1995, после двух неудачных операций, его вывозят в Стамбул, где по заданию первого Президента ЧРИ Джахара Дудаева он выполняет ряд ответственных заданий. И снова все материальные возможности Хож-Ахмеда мобилизованы на дело защиты Отечества. Многие раненые, лечившие раны в Турции и других странах, получавшие материальную поддержку лично от Нухаева, до сих пор не подозревают об этом.
     В мае 1996 года второй президент ЧРИ Зелимхан Яндарбиев назначает Хож-Ахмеда Нухаева генеральным представителем за границей и первым вице-премьером, координирующим внешэкономическую и внешнеполитическую деятельность ЧРИ. Новая роль не отдалила его от войны. Противоборство с Россией продолжается. Теперь с ФСБ и другими структурами спецслужб РФ. Все попытки ликвидировать г-на Нухаева проваливаются, а он демонстрирует победу за победой. Провалились и все попытки марионеток Москвы Хаджиева, Завгаева склонить его на свою сторону.
     И вот сегодня, 12 мая 1997 года, он - свободный чеченец, гражданин свободной Ичкерии, кавалер высший награды ЧРИ - ордена "Къоман Сий" ("Честь нации"), может с облегчением вздохнуть: Москва еще раз признала свое поражение в четырехсотлетней войне.
     Но он знает, что борьба продолжается и будет вечно продолжается, и он вечный ее боец. Чувство удовлетворения усиливается сегодня еще тем, что город контрастов Стамбул и подданный двух морей Босфор, не раз становившиеся немыми и холодными свидетелями скупых мужских слез и горьких дум чеченских бойцов, стал свидетелем победы нового поколения тех чеченцев.
     Аллах велик! Хож-Ахмед Нухаев с величавым спокойствием вглядывается в даль над ночным Босфором, как будто хочет рассмотреть что-то там, над европейским берегом пролива. И огни города контрастов не завораживают его взгляда...
Дж.Стингер
ПОИСК ПО САЙТУ


ВСЕ МАТЕРИАЛЫ
ПРЕССА


ИНТЕРВЬЮ
Россия и Чечения: мир по формуле "победа-победа"
Поделить Чечню
Наше будущее в нашем далеком прошлом
Некоронованный король Чечни
Сняв доспехи рыцаря войны
Незаконное смещение Масхадова бессмысленно
Хож-Ахмед Нухаев: "Разделение Чечни - быстрейший путь к ее объединению"
Кавказская крестовина
В Чечне обсуждается проект шариатской конституции
Его называют "серым кардиналом" Чечни
СТАТЬИ
Тэйп Ялхой решил восстановить в Чечне родовой строй
Зачем чеченцам нужна Россия?
Хаттаб не делится с Бен Ладеном полевыми командирами?
Чеченцы переправляются к талибам через Азербайджан?
Новый лидер Чечни?
Чечню надо поделить
Победитель
Если ваххабизм не сдается, его исправляют
 
Rambler's Top100

TopList

Главная Книги Статьи Выступления и интервью Фото Видео