За оздоровление земли и исцеление души!

ХОЖ-АХМЕД НУХАЕВ: "РАЗДЕЛЕНИЕ ЧЕЧНИ - БЫСТРЕЙШИЙ ПУТЬ К ЕЕ ОБЪЕДИНЕНИЮ"


Опубликовано 03.07.2001 г. в газете "Время МН"

     Впервые за семь лет на прошлой неделе в Москве побывал один из героев документальной книги "Москва бандитская" - бывший глава контрразведки Джохара Дудаева Хож-Ахмед Нухаев, который принял участие в международной конференции "Исламская угроза или угроза исламу". Его приезду и отъезду никто не помешал. Гарантией спокойного пребывания в Москве, как признался Нухаев в интервью нашей газете, стали его идеи по выходу из тупика российско-чеченских отношений, которые нашли понимание в российском руководстве. Эти идеи стали основой предлагаемого им проекта будущего российско-чеченского Договора о мире.

     Российско-чеченские переговоры, по мнению Нухаева, "должны быть инициированы представителями тех сил, которые с обеих сторон могут гарантировать выполнение достигнутых договоренностей". К таковым он относит президента России (при поддержке Госдумы) и Аслана Масхадова (при поддержке старейшин кровнородственных кланов). Старейшины чеченских кровнородственных кланов могут обеспечить роспуск незаконных вооруженных формирований путем отзыва из них членов своих кланов, и клятвой на Коране вывести их из-под защиты кровной мести в случае неподчинения.

     - Это создаст реальные условия, чтобы от имени всех чеченцев Аслан Масхадов подтвердил действительность мирного соглашения своей клятвой на Коране, - говорит Хож-Ахмед Нухаев. - Если будет заключен мир, все чеченские бойцы должны вернуться в свои кровнородственные кланы. Если же кто-то из них откажется (например, чеченцы, принявшие идеологию ваххабизма, перестали подчиняться старшим), то Масхадов может поступать с ним так, как диктует ситуация - вплоть до уничтожения. Наказание изгоя не влечет ответственности.

     - Как согласовывается этот мирный план с вашим неожиданным заявлением на конференции в "Президент-отеле": "В этой войне я желаю общей победы и чеченцам, и России"?

     - Я - не за мир любой ценой. Победа нужна и чеченцам, и России. Война в Чечне ослабляет позиции России в ее противостоянии глобализму, что невыгодно всем евразийским народам, в том числе и чеченцам. Почему сегодня идет война на Кавказе? Потому что Кавказ - это узловое место в мире, это центр Евразии. Поэтому силы глобализма и пытаются закрепиться там.
     Если Россия проиграет и в этой войне, то к власти в Кремле придут демократы, а это значит, что территория России станет базой для атлантических сил, структурной и мировоззренческой частью Запада. Тогда рядом с моим домом утвердится источник бездуховности, потребительских ценностей, разлагающих души, и народы Кавказа, в том числе и чеченцы, навсегда потеряют свою самобытность: ценности Запада воспринимаются очень легко там, где в народах ослаб "иммунитет" традиций.
     Противостоять угрозе глобализации силой оружия невозможно. Надо противопоставить Западу свои, евразийские, вековые ценности - народные традиции и религию. Несовместимость западных и евразийских ценностей объективно делает чеченцев и Россию стратегическими союзниками.

     - Недавно в СМИ появилась очень удобная версия о том, что отстрел таких боевиков, как Бараев, создает условия для переговоров с Асланом Масхадовым.

     - Война все равно будет продолжаться... Сегодня убивают тех людей, чьи имена стали известны в период первой чеченской войны. А сколько таких имен появилось во вторую кампанию?! Чем больше будет в Чечне осиротевших детей, чем сильнее будет рваться кровнородственная связь и чем слабее будут становиться традиции, тем больше будет ваххабистов. Война расширяет социальную базу ваххабизма. Необходимо понять, что надо воевать не с ваххабистами, а с их идеологией.
     Ваххабизм выступает за построение государства, что чуждо исламу, и вводит индивидуальную ответственность, разрушая тем самым структуру кровного родства. У нас всегда существовала коллективная ответственность. Если кто-то совершил убийство, то ответственность несет не только сам убийца, кровная месть распространяется и на его ближайших родственников. А это порождает заботу о поведении, воспитании членов клана, укрепляет узы кровного родства. Идеология ваххабизма вместе с мифом "исламского государства", не имеющим никакого основания в Коране, исчезнет сама собой, как только ваххабисты узнают и поймут, что они заблуждаются. Но это произойдет только после прекращения войны, когда они вернутся к традиционному исламу.

     - В своей книге "Ведено или Вашингтон?" вы, как и Борис Немцов, предлагаете разделить Чечню на две части. Непривычно слышать такие идеи из уст чеченца...

     - Я хочу сохранить единство Чечни. Но реальность сегодня такова: есть светские, пророссийские чеченцы и есть чеченцы, настроенные на решительную и бескомпромиссную борьбу за национальную независимость. Две такие разные части народа не смогут мирно ужиться в единых рамках. Поэтому во избежание внутреннего кровопролития, чеченцам необходимо разделиться: светские чеченцы смогут войти в пророссийскую Северную Чечню, а традиционалисты - в независимую Южную.
     Но выбор, я считаю, должен остаться за самими чеченцами. Если решение будет в пользу раздела, то Россия, установив свои законы над пророссийскими северными чеченцами, одержит политическую победу. Мы, возродив традиционный уклад жизни в независимой Южной Чечне, одержим эсхатологическую победу. Поскольку сегодня в России начинается возрождение религиозных и национальных ценностей, то и северные чеченцы в общем потоке россиян неминуемо придут, образно говоря, в Ведено, к традициям. И тогда мы сможем вновь безболезненно объединиться на общей платформе традиционализма.

     - Какой статус вы предусматриваете для Южной Чечни?

     - Люди в Южной Чечне хотят жить по заповедям Аллаха. Создание института государства не вписывается в наши обычаи: мы живем по тейповому признаку. Горная Ичкерия не войдет ни в состав России, ни в состав Грузии. У нас не будут действовать ни международное право, ни российские законы, а только законы Аллаха. Южная Чечня станет теократической автономией. Но автономией не в том смысле, как это понималось в бывшем СССР, а автономией в том смысле, что заложен в самом этом термине: autos - "сам" и nomos - "закон", то есть "самозаконие". Характер этого "самозакония" раскрывает термин "теократия", что означает "власть Бога".

     - Как же сегодня провести разделительную черту между Северной и Южной Чечней? Провести границы?

     - Демаркационная линия, конечно, должна быть проведена. Но мы закрытая общественная система, и поэтому нам нет нужды закрывать свои границы, так как любой пришелец будет на виду. Что касается России, то пусть в Москве определяют сами, закрываться от нас или нет. Хотя, если между нами будет мир, если мы станем евразийскими союзниками, то я не вижу смысла в том, чтобы Россия создавала между нами укрепленную границу.

Валерий Батуев
ПОИСК ПО САЙТУ


ВСЕ МАТЕРИАЛЫ
ПРЕССА


ИНТЕРВЬЮ
Россия и Чечения: мир по формуле "победа-победа"
Поделить Чечню
Наше будущее в нашем далеком прошлом
Некоронованный король Чечни
Сняв доспехи рыцаря войны
Незаконное смещение Масхадова бессмысленно
Хож-Ахмед Нухаев: "Разделение Чечни - быстрейший путь к ее объединению"
Кавказская крестовина
В Чечне обсуждается проект шариатской конституции
Его называют "серым кардиналом" Чечни
СТАТЬИ
Тэйп Ялхой решил восстановить в Чечне родовой строй
Зачем чеченцам нужна Россия?
Хаттаб не делится с Бен Ладеном полевыми командирами?
Чеченцы переправляются к талибам через Азербайджан?
Новый лидер Чечни?
Чечню надо поделить
Победитель
Если ваххабизм не сдается, его исправляют
 
Rambler's Top100

TopList

Главная Книги Статьи Выступления и интервью Фото Видео